Драгоценные камни
Главная / Разное

История драгоценностей восходит с самых ранних исторических времен; персам, иудеям, египтянам и другим народам глубокой древности были известны золотые украшения и драгоценные камни: опал, карбункул и др. Трудно определить время появления моды на них, но есть данные, что первый народ, появившийся на поприще всемирной истории, народ египетский, употреблял их в своей частной жизни; образцы их ювелирных поделок мы находим в гробницах на телах мумий, а также видим на фресках и других изображениях, встречаемых на стенах египетских и ассирийских зданий. Следовательно, несомненно, что ювелирное дело и драгоценные камни процветают более чем четыре тысячи лет. Из Библии видим, что пророки укоряют ветхозаветные народы за их любовь к роскоши и драгоценностям. Так говорят и древнейшие историки, как например Геродот, Теофраст, Страбон, Диодор. Но еще более подробное известие о драгоценных камнях и моде на них мы находим у Плиния; последний писатель даже приводит несколько примеров изумительной роскоши римлян и греков. Например, он рассказывает про жену Калигулы, которая приходила запросто в гости под тяжестью жемчугов и других драгоценных камней. То же самое говорит он и про Авелия, добавляя, что он был первый из императоров, который украсил свою голову драгоценной короной.
Но у римлян и греков были и не царские короны, а такие, которыми награждали победителей, триумфаторов, первых вступивших на стену неприятельского города и т. д. Существовали и такие, которым приписывали сверхъестественные качества; по словам греческого врача Калистрата, некоторые короны избавляли и предохраняли от многих болезней. Несомненно, что здесь суеверие и воображение играли важную роль.
Роскошь и мода на драгоценности во времена древнего Рима доходили до изумительных пределов человеческой прихоти; громадные материальные средства, которыми располагала в свое время древняя аристократия времен республики и империи давали им возможность тратить сотни тысяч на различные безделушки из золота и драгоценных камней. Мужи отечества, консулы даже такие строгие, как например Марк Порций, известный более под именем Катона, сочли за лучшее уступить римским щеголям легионерам и их дамам. Легионеры уже очень познакомились с ценностью золота и драгоценных камней - прежние тяжелые оружия, дротики были покинуты и заменены легкими из золота и серебра, со сверкающими вставками из драгоценных камней.
Мода на кольца и перстни, как видим из Ветхого Завета, у иудеев была в большом ходу, а в древнем Риме перстень даже служил знаком отличия патриция от плебея. Правда, история говорит, что первые кольца были железные; но уже после явились золотые, с камнями и с инталиями и камеями; потом мода стала отличать зимние кольца и перстни от летних.
Ювеналу чрезвычайно не нравилась эта форма роскоши, и он в своей сатире к Криспину говорит; Криспин играет летними перстнями на потных своих пальцах и не может выносить тяжести других своих еще более огромных колец с драгоценными камнями. Этими словами он означает роскошь и, вместе с тем, изнеженность Криспина, у которого кроме летних перстней были еще зимние, тяжести которых он не мог вынести летом. Но, как видно, и летние перстни Криспина были тоже так тяжелы от вставленных в них драгоценных камней, что от них потели его руки.
Древние греки и римляне носили кольца на четвертом пальце левой руки; в силу чего четвертый палец назывался у них перстневым. Они также утверждали, что из сердца выходят особенные сосуды, которые непосредственно идут к первому пальцу и сообщают ему сердцеукрепляющее свойство. Мнение это показывает совершенное незнание анатомии. На наш взгляд, древние носили кольца на левой руке скорее из бережливости, на основании того, что правая рука чаще бывает в деле. Плиний говорит, что галлы и бритты всегда носили кольца на втором пальце. Они же рассказали о статуях богов с кольцами на указательном пальце.
Надо предполагать, что в древности на Руси тоже носились перстни. Так мы имеем сведения, что в XIV и XV столетиях перстни назывались «жиковинами».
Ушные серьги всегда считались одним из любимых украшений у древних скифов, хазаров, финов, норманов и других племен. Святослав, сын Игоря, по сказаниям, Льва Диакона, носил в одном ухе золотую серьгу, украшенную двумя жемчужинами с рубином. Генрих де-Валуа, избранный на царство в 1574 году, тоже носил драгоценную жемчужину в правом ухе.
В XVI и XVII столетиях на Руси существовало много сортов серег. Так были серьги бубенчики (бусы дутые), серьги косточки (бусы литые), серьги лапки, серьги болты (колодкою), серьги запоры (запором называлась бляшка в виде репья, у которой в середине ставился дорогой камень большого размера, а вокруг него несколько камней меньших или же несколько искр; серьги - орлички или орлики, называемые так по фигурам орлов, служивших привесками. Обыкновенная длина серег была не менее двух дюймов, но были серьги и гораздо большего размера.
Под словами: зарукавья, запястья, обруча, у нас на Руси в XV и XVI веках подразумевались теперешние браслеты. Впрочем, в тесном смысле слова, запястья в то время означали обшлага у царских становых кафтанов, украшенных драгоценными каменьями. Под словом же монисто в то время подразумевали ожерелье из бус, жемчуга, гранатов и т. п. Предполагают, что слово монисто есть испорченное греческое «номисма», т. е. золотой.
Читая Среднюю Историю, мы видим, что многие коронованные монархи были особенно подвержены страсти к драгоценностям. Впрочем, просматривая записки флорентийского золотых дел мастера Венвенуто-Челлини, не знаешь кому отдать преимущество в этой страсти: кардиналам и римским папам, или властителям Европы. Так про герцогов бургундских рассказывают историки, что они всю свою жизнь посвящали лишь на собирание сокровищ; или про Карла V, который только и знал, что копил драгоценности и имел, исключая нескольких десятков драгоценных корон, несметное количество алмазов, рубинов, изумрудов, и других драгоценных камней высокой стоимости; или, например, королева английская Елизавета даже с трудом выходила на аудиенции под гнетом уборов из драгоценных камней.
Король Генрих III поверх всего носил несколько ниток жемчуга и до сотни колец на пальцах. Франциск I тоже щеголял драгоценными поясами, пряжками, ожерельями и другими ювелирными вещами, работы знаменитого Бенвенуто-Геллини. Про Людовика XIV рассказывают его современники, что он, делая парадные приемы иностранным послам, выходил под тяжестью бриллиантов на сумму в 12.000,000 франков и часто, не выдерживая тягости их, вынужден был переодеваться.
Впрочем, подобные примеры нередки и в нашей истории: иноземные послы, бывшие в XV столетии в Москве, с изумлением рассказывают о невиданной роскоши и неслыханном богатстве нашего двора; по словам их, на царе было одето платье длинное из кованного золота и ювелирного дела, на голове был венец, который за обедом царь менял три раза. Богатство и великолепие, которые они видели, превзошли их всякое ожидание.
Н. И. Костомаров в своей истории говорит про московского государя и великого князя Василия Ивановича, что он, к немалому соблазну своих современников, следовал моде записных щеголей того времени, которые навешивали на себя пуговицы, ожерелья, на руках носили множество перстней, мазались благовониями, притирали себе щеки и губы и т. д.
Епископ Элассонский Арсений, присутствовавший при парадном приеме в январе 1589 года, сделанном в золотой палате новопоставленному патриарху и его царицею Ириною Годуновой, женою царя Федора Ивановича, говорит: «что на царицу нельзя было смотреть без удивления, так великолепен и прекрасен был вообще ее царский наряд. На голове у нее была ослепительного блеска корона, которая составлена была искусно из драгоценных каменьев и жемчугами была разделена на 12 равных башенок, по числу 12 апостолов. В короне находилось множество карбункулов, алмазов, топазов и круглых жемчугов (бурмицких), а кругом она была унизана большими аметистами и сапфирами. Кроме того с обеих сторон ниспадали тройные длинные цепи (рясы), которые были составлены из столь драгоценных каменьев и покр ыты круглыми столь большими и блестящими изумрудами, что их достоинство и ценность были выше всякой оценки. Чужестранцы почувствовали в себе род «тихого ужаса» при виде такой пышности и великолепия. Одежда государыни, рукава которой достигали пальцев, была сделана с редким искусством из толстой шелковой материи с многими изящными украшениями. Она по краям была искусно усажена драгоценными жемчугами и посреди украшений блистали превосходные драгоценные каменья и яркие карбункулы. Сверх этой одежды на царице была мантия другая, с длинными рукавами, весьма тонкой материи, хотя с виду очень простая, но на самом деле чрезвычайно дорогая и замечательная по множеству сапфиров, алмазов и драгоценных камней всякого рода, которыми она была покрыта по краям. Такого же пышностью отличались башмаки, цепь (монисто) и диадема царицы».
Малейшей части этого великолепия достаточно было бы для украшения десяти государей. На этом приеме царица поднесла патриарху в дар драгоценную золотую чашу, украшенную превосходными агатами и наполненную жемчугом в количестве шести тысяч
штук.
Историки, видевшие венчание царя Алексея Михайловича, говорят, что на царице так много было драгоценностей и брачный наряд так был тяжел от драгоценных камней, что царица вынуждена была переодеться. То же самое повторилось и с императрицею Анною Иоанновною в день ее коронования.
Фельдмаршал Миних в своих записках, говоря об образе правления при императрице Анне Иоанновне, упоминает, что в угоду временщику Бирону истрачены были миллионы рублей на драгоценности и жемчуга для его семейства и что ни у одной королевы в Европе не было бриллиантов в таком изобилии, как у герцогини Курляндской.
Царствование императрицы Екатерины II можно назвать веком моды на бриллианты и цветные камни. Императрица сама очень любила всякие драгоценности, а также и щедро раздаривала их своим приближенным. Румянцев, Орлов, Потемкин, Зубов, каждый получил их на миллион, если не больше; одному Орлову, отправленному в Фокшаны для переговоров о мире с турками, императрица, между прочим наградами, подарила платье украшенное алмазами, стоящими миллион рублей.
Потемкин тоже имел множество бриллиантовых подарков от императрицы. Про великолепного князя Тавриды рассказывают его биографы, что он особенно любил драгоценные камни, и самым любимым своим занятием считал раскладывать их фигурами и, играя в карты, не платил деньгами. По словам его современников, парадные костюмы князя были осыпаны бриллиантами и стоили сотни тысяч рублей. Так, например, 9 мая 1791 года, давая праздник в Таврическом дворце в честь императрицы, у него была шляпа, которая сияла бриллиантами и которую по тяжести на голове невозможно было носить, а носил ее в руках за ним один из его адъютантов. На этом же празднике танцевали двадцать четыре пары из знатнейших фамилий в костюмах, украшенных бриллиантами, которые в итоге стоили десять миллионов рублей.
Граф Нельп в своих воспоминаниях говорит о последнем любимце великой Екатерины, Зубове, что он очень пышно одевался и имел страсть носить в кармане камзола алмазы, которые пересыпал на руке, любуясь их игрою и блеском. По словам графа Нельп, Зубов постоянно носил на себе миниатюрный портрет императрицы, осыпанный крупными бриллиантами.
Вигель в своих записках очень характеристично описывает франта и любителя драгоценных вещей того времени. Вот его слова: в «пятьдесят лет он румянился, сурьмил брови, чернил себе волосы и, следуя старинной моде, носил двое часов или, по крайней мере, от них две цепочки, томпаковые и семилоровые с брелоками, которые длинно висели из жилетных его карманов и которыми он побрякивал. Табакерки из яшмы, перстни бирюзовые, аметистовые, коими покрыты были его пальцы и, наконец, две цепочки из разных камешков, которые поверх жилета носил он крестообразно; всего же примечательнее в его сокровищнице был огромный лал, который при важных оказиях в виде застежки являлся у него на груди».
С XI по XVIII столетие существовала вера в симпатическое и динамическое действие драгоценных камней. История предрассудков внесла их на свои страницы, а ученые и алхимики, как Альберт Великий, Вэкон, Парацельз и Николай Фламмель, написали о них целые трактаты. Но особенно выхвалял их действие в XI веке греческий писатель Пселос. В сказаниях англичанина Горсея, бывшего в царствование Иоанна Грозного в Москве, находим следующее любопытное описание свидания его с царем перед кончиной последнего. В этом описании очень ясно обрисовывается суеверный взгляд того времени на драгоценные камни. «Посмотрите на этот чудесный коралл и на эту бирюзу, говорил Грозный Горсею, возьмите их: они сохраняют природную яркость своего цвета; положите их теперь ко мне на руку, я заражен болезнью; смотрите, как они тускнеют; это предвещание моей смерти. Принесите мой царский посох; это рог единорога, оправленный весьма красивыми алмазами, рубинами, сапфирами, изумрудами и другими драгоценными камнями большой цены. Я заплатил за этот посох 70,000 рублей. Мне его достал от купцов Давид Гоуер. Принесите пауков. Он приказал своему врачу Ивану Лофу очертить посохом круг на столе; все впущенные в круг пауки издыхали один за другим, находившиеся вне круга немедленно бежали от него прочь. "Поздно, этому посоху уже не спасти меня. Смотрите на эти драгоценные камни. Вот алмаз, блеском дороже и ценнее всех прочих. Никогда я не любил его, он укрощает ярость и сластолюбие, дает воздержание и целомудрие. Лошадь не то, что человек, умрет от малейшей частицы его, истертой в порошок и данной в питье. Вот рубин; он врачует сердце, мозг, силу и память человека».
Весьма характеристично, что еще по сейчас этого мнения о драгоценных камнях придерживаются турки и персы. По понятию их, пристальное созерцание прозрачного бриллианта разгоняет хандру, снимает сглаз мрачную завесу, делает человека проницательнее и настраивает его на веселый лад. Тот кто смотрит на темно-красный рубин, получает способность приходить в опьянение, не прикоснувшись к предлагаемому напитку, красный рубин и красное вино считают родственными, оба же метафорически изображают красные уста красавицы. Восточные поэты так часто сравнивали рубин с вином и девичьими губками, что сгорающий от любви восточный человек, целуя холодный камень, воображает, что в ответ его лобзают жаркие уста красавицы. В небесно-голубой бирюзе отражаются, как думают восточные жители, былые, ясные, безоблачные дни, минувшая радость, и за такой камень, особенно если он имеет форму женской груди, платятся сотни червонцев. Восточный человек держит этот камень перед глазами и повертывает его во все стороны, желая, так сказать, исторгнуть из него особый блеск и испуская при каждом повороте вздох и чувствительное ах. Вообще каждый камень имеет свою особую цену, свое особое значение, и качество талисмана, и лекарство от какой-нибудь болезни. Благочестивый монах, украшает свой скромный пояс, обвивающий его изорванное одеяние, каким либо камнем, данным ему его духовным главой, и скорее расстанется он со всеми земными благами, чем с этим камнем.
Подобными описаниями о действии драгоценных камней полны почти все алхимические книги. В Северной Африке есть религиозная секта астрологов или поклонников звезд, у которых драгоценные камни составляют предмет святости и поклонения; по их догматам в каждом камне заключен свет небесного огня. Арабы, искони торгующие драгоценными камнями, перенесли их в своем воображении и на свое небо, полагая, что звезды ничто иное, как те же дорогие камни самоцветные, прикрепленные к небесному своду, ради его украшения и освещения темных ночей.
Впрочем, сила драгоценностей такова, что они пользуются уважением и вниманием не у одних астрологов, а у всех вообще и у каждого порознь.
Как повествует история, в средней Азии, изобилием драгоценных камней славились почти все средневековые мусульманские цари. Несомненно, что Европа заимствовала оттуда драгоценные камни, и нет ничего сказочного или преувеличенного в относящихся сюда рассказах о дворах индейских царей, калифов багдадских и т. д. Прибрежье аравийского залива, Индия и Хоросан, служили всегда неистощимым источником драгоценностей - оттуда появлялись те сверкающие гиганты алмазы, рубины, которые собирались на короне иного царя в ослепительное солнце; оттуда же получались сокровища, наполнявшие сундуки алчных властителей. С падением той или другой династии, наполненные сокровища пускались снова в обращение. Многие из этих сокровищ рассеяны по всем странам света – но недра принадлежат англичанам.
С легкой руки персидского шаха ограбившего Дели и похитившего его сокровища - они начали тоже мало-помалу хозяйничать в этой богатой стране. В одном 1855 году в Калькутте были продана коллекция драгоценных камней, на сумму более как в два миллиона фунтов стерлингов. Три года спустя у раджи Дгарского было взято драгоценностей на сумму в 80,000 фунтов стерлингов. Известный алмаз был тоже взят из короны князя Пенджабы вместе с другими сокровищами при разграблении его дворца. Сокровищница нынешнего Шаха Персидского, по словам путешественников, отличается необычайным богатством.
Драгоценности персидского шаха хранятся в особой комнате в 20 футов длины и 14 футов ширины и стоимость их простирается до 70 миллионов рублей. Жемчуга, рубины, смарагды помещаются в больших чашах. Замечательна персидская корона, похожая на цветочный горшок; поверх ее находится нешлифованный рубин, величиною с куриное яйцо. На поясе есть драгоценные камни в 18 фунтов весом. Есть сабельные ножны в двух экземплярах, по 27 миллионов рублей каждый, на других ножнах, буквально усыпанных бриллиантами, нет камня менее ногтя мизинца взрослого человека. Красивейшая из известной бирюзы в 3-4 дюйма длины и без малейшего изъяна, сапфиры редкой величины, рубины и жемчуга величиною с обыкновенный орех, да 100 изумрудов принадлежат к этому сказочному сокровищу. Самый большой изумруд - величиною с грецкий орех. Имена всех шахов, владевших им, нацарапаны на нем. Самая большая жемчужина ценится в 600,000 рублей. Во время своего путешествия по Европе шах не брал с собой этих драгоценностей; но зато при нем находишь его наиболее ценные талисманы. Замечательно между ними небольшое украшение, которое он носит вокруг шеи; ему приписывается дар изобличать заговорщиков и других неприятных лиц с злостными намерениями; затем янтарная кость, по преданию, упавшая с неба во времена Магомета и оставшаяся неповрежденной. Есть талисман, который должен делать невидимым его обладателя, когда он отрекается от женского пола. Но нынешний шах еще не пользовался этим талисманом.
Во время войны Франции с Китаем между парижскою и лондонскою прессою возгорелась, как известно, ожесточенная чернильная война. Обе стороны стараются, между прочим, обвинить друг друга в варварстве, бесчеловечности и вандализме. Особенно щеголяют в этом отношении англичане, которые, забыв свои жестокости в Индии и бомбардировку Александрии, ставят в упрек французам и ограбление летнего дворца богдыхана в 1860 г. Упрек этот не совсем справедлив. С нравственной точки зрения в разграблении дворца виноваты столько же французы, сколько и англичане, вся разница заключается лишь в количестве расхищенных вещей. Французы первые подошли ко дворцу, в котором в течение нескольких столетий накопляли всякие драгоценности и редкости, и так как охрана его была возложена только на нескольких евнухов, то они без труда проникли во все внутренние помещения. О сборе солдат, рассеявшихся в огромном дворце по всем направлениям, не могло быть и речи. Когда подошли англичане, дворец был уже занят, английские офицеры, опасаясь внезапного нападения со стороны неприятеля, приказали своим солдатам стоять под ружьем. Спустя некоторое время, английские офицеры, однако, сами вошли во дворец и стали брать себе «на память» все, что им попадало в руки. Этих «сувениров» набралось так много, что для перевоза их в лагерь потребовалось значительное количество подвод. Впоследствии английский главнокомандующий вмешался в дело и приказал все похищенные вещи продать с аукциона. Вырученные от продажи 300,000 рублей были разделены на три части, из них одна была распределена между офицерами, а остальные две достались на долю солдат. Генералы Грант, Нэпир и Мича отказались, от причитавшейся им доли. Добыча французов значительно превышала добычу англичан. Генерал Монтабан привез с собой вещей на полмиллиона франков, некоторые офицеры прислали во Францию жемчужины и драгоценные камни, оцененные в 100,000 франков за штуку. В Шанхае солдаты продали за 1,000 долларов жемчужное ожерелье, за которое впоследствии было заплачено 400,000 франков.
Оба льва, красующиеся у главного входа во дворец, оставлены были на месте, потому что все думали, что они бронзовые, тогда как они были из массивного золота. Чрезвычайно изящная вещь - изображение дворца и его окрестностей, в 16 футов длины и 12 ширины, с фоном из массивного золота, толщиною в два дюйма, с деревьями из серебра, листьями, цветами и т. д. из изумрудов, бриллиантов и рубинов, была разбита на куски, которые продавались потом в различных местах, особенно в Шанхае, за ничтожные цены.
Ни в одной стране света не существует такой моды на драгоценные камни, как в Индии. Индейцы, по словам путешественников, все свое состояние превращают в драгоценности. Этот обычай льстит их тщеславию и вместе с тем удовлетворяет суеверие, которое заставляет их рассматривать всякую драгоценность как талисман от колдовства и дурного глаза.
Говоря об Индии, нельзя пройти молчанием о сказочных богатствах Великого Могола; по рассказам, у него было до семи золотых тронов, из которых один был весь из алмазов, другой из рубинов и два из сапфиров и изумрудов. Самый великолепный из них назывался павлиньем. Столбы этого трона были жемчужные, сверху висели алмазы, некоторые из них были весом до 300 карат, жемчужины, украшавшие его, были до 60 карат и более.
Существует рассказ известного путешественника Тавернье, видевшего все драгоценности Великого Могола. Вот как описывает он осмотр драгоценных камней Могола. «Акель-Кам, верховный страж моголовских сокровищ, приказал четырем евнухам носить вещи, которые и принесли на двух больших деревянных блюдах, покрытых, шитым золотом, бархатом, красного и зеленого цветов. Раскрыли блюда, трижды пересчитали находившиеся на них вещи и три писца тут же их переписали. Первая вещь, которую показал страж, был большой алмаз, круглый и высокий, в одну сторону, внизу немного вогнутый и с небольшим пятном, однако чистой воды, весом в 280 каратов. Подарил этот алмаз Великому Моголу, Ша-Эгану, полководец Миргимола. В необделанном виде много пятен. Огранил его венецианец, Гортензий - Боргис, очень неискусно, за что и получил только 10,000 рупий.
После этого алмаза был показан еще другой камень грушевидной формы, самой чистой воды. После еще три алмаза: два белой воды и третий с черными крапинками.
Каждый весом примерно до 66 ратисов. Грушевидный же алмаз был весом в 627 ратиса. После показывали ему нитку из 12 алмазов, весом от 15 до 16 ратисов каждый; в средине их была роза хорошей воды, но с тремя крапинками, весом в сорок ратисов; показывали ему еще украшение из алмазов, в котором помещался один алмаз в 16 ратисов, а прочие были по восьми ратисов весом.
Тот же Тавернье описывает, что он видел в сокровищнице Могола алмаз плоской формы, ограненный в виде дощечки или стекла. Если не ошибаться, алмаз этот был в 1860 году в Петербурге у известного продавца алмазов Левенштима.
Затем Тавернье показывали две жемчужины грушами, одна была весом в 70 ратисов и самой лучшей воды; еще жемчужную пуговицу шестидесяти ратисов весом; после того жемчужное ожерелье совершенной красоты; только зерна жемчуга были с одной стороны немного плоски, весом в 66 ратисов каждое.
Потом хвалит он еще два ожерелья из жемчуга и одну жемчужину в 367 ратисов, превосходную в своем роде. Могол Оренг-Цеб купил ее нарочно с тем, чтоб удивляться и удивлять других ее красотою. Все эти жемчуга, как добавляет Тавернье Великий Могол отнял у своего родного брата Дараха, предварительно его обезглавив. Удивлялся также Тавернье двум цепочкам с пронизанными яхонтами и изумрудами. На серёдине яхонтовой цепочки был большой изумруд яркого цвета, весом около тридцати ратисов; а на середине изумрудной цепи был большой продолговатый аметист, в сорок ратисов, совершенной красоты. Видел также он н еобыкновенный яхонт самого живого цвета со скважиною внутри, весом в 11 золотников и еще другой, чистой воды и тоже со скважиной, весом в 14 золотников. Также показывали ему и превосходный восточный топаз Великого Могола высокой воды. Большая часть драгоценностей Великого Могола принадлежит теперь персидскому шаху.
Но есть предположение, что часть драгоценных камней Могола, хотя сравнительно весьма небольшая, принадлежит русскому императорскому двору. Манштейн в своих записках рассказывает, что в июле 1741 года персидский посол привез в Петербург значительное число крупных алмазов и других драгоценных камней, которые еще не были огранены, в подарок правительнице... И в речи, произнесенной в день аудиенции сказал, что повелитель его шах - Надир пожелал разделить добычу от победы над Моголом с столь добрым союзником, каков император России.
Впрочем, все вышесказанное о драгоценных камнях покажется еще недостаточно богатым, если поверить описанию путешествия принца Уэльского в Индии.
Газета «Тешрз» говорит, что прибытие принца в Калькутту было обставлено, как и в Бомбее, необычайным блеском и роскошью. В день встречи принца перед
дебаркадером были букеты, много топазов, рубинов, сапфиров, бриллиантов, жемчуга и изумрудов, разбросанных по бархатному, шитому золотом, ковру.
Все это горело фейерверком. На князе Реви был костюм цвета мальвы, шитый золотом, на князе Патиала одетом в платье светлого атласа, красовались несколько жемчужных и бриллиантовых ожерелий, которые составили бы целое королевское состояние, а драгоценностей, украшавших его тюрбан, достаточно бы было на поправление финансов Испании. А что сказать о короле Кашемирае. Что сказать о радже Пана, владеющем самыми богатыми алмазными приисками в Индии. Одна повязка его стоила нескольких годичных жатв. Был там еще один могущественный раджа, который, имея несчастие быть прокаженным, захотел скрыть ужасный вид своего лица под густым слоем красок. Лицо его было выкрашено красной краской с двумя белыми знаками на лбу; руки его были обтянуты черным атласом, густо усыпанным жемчугом и драгоценными камнями.
Говоря о роскоши индейцев, мы этого не можем сказать о их соседях японцах, у которых роскошь скорее заключается в художественности, чем в пышности. Много золота и драгоценных камней можно встретить только на диадемах микадо. Главная роскошь японок заключается в больших головных булавках с шариками или с многогранной призмой из горного хрусталя.
Несмотря на богатые залежи в стране аметиста, нефрита, лазуревого камня, малахита, берилла, шпинели и прочие, моды на них в Японии не существует и японские гранильщики из этих камней ничего не делают, а предпочитают всему черепаху и горный хрусталь.
У турок страсть к роскоши еще живет, но украшения, способные возбудить изумление европейца, редко встречаются. Степенные османлийцы перенесли свою прежнюю страсть к великолепию на своих жен и они-то обыкновенно обременены жемчугом, ожерельями, браслетами, шпильками, кольцами, серьгами, между тем как мужчины носят - только кольца, украшенные рубинами, бриллиантами и сапфирами, а также печати и карманные часы. Печати эти находятся у каждого джентльмена, служащие вместо подписей, сохраняются в маленьких, шелковых мешочках, которые носятся на груди и прячутся даже от членов собственной семьи. Эти печати сделаны из искусно вышлифованных драгоценных камней, обделаны в золото, и часто представляют собою весьма ценную древность. Часы старой английской работы, нередко усеяны бриллиантами.
Старотурки, верные обычаю, украшают весьма роскошно свои седла; есть еще один предмет, на котором турки тоже сосредоточивают всю свою страсть к роскоши; это-трубка. У богатых людей большой янтарный мундштук украшен драгоценными камнями на несколько тысяч франков. У султана есть чубуки, ценность которых простирается до нескольких сот тысяч франков. В Персии чубуки украшаются с еще большим великолепием; вообще восточная роскошь является там во всем блеске, особенно в одежде и в седлах, украшенных драгоценными каменьями. Впрочем с возрастающим влиянием западной цивилизации - старые турецкие обычаи все более и более вытесняются на Восток, и богато украшенное оружие, домашняя утварь и посуда попадаются лишь в Аравии и в Курдистане.
В старину обделка драгоценных камней была крайне грубая; хотя греки и римляне нам и оставили неподражаемые образчики резьбы и гравировки на твердых камнях (камеи), но той обделки и огранки, что представляют теперь цветные камни, в то время совсем не было.
Шлифовка алмаза и других цветных камней существующего вида стала известна только с конца XV столетия; а именно в 1466 году Людвиг Веркэм первый открыл способ ошлифовывать алмазы в форму бриллианта.
У нас культуре драгоценных камней, как и горному делу, первый положил начало император Петр I. «Наше Российское государство», говорил он, в указе данном 10 декабря 1719 года, «пред многими иными землями преизобилует потребными металлами и минералами благословенно есть, которые до нынешнего времени без всякого прилежания исканы; паче же не так употреблены были, как принадлежит сему; пренебрежению главнейшая причина была, частью что наши подданные рудокопным делом и как оное в государственную пользу произвести не разумели, частью же иждивения и трудов к одному приложить отважиться не хотели, опасаясь дабы некогда те заведенные рудокопные заводы, егда в них добрая прибыль будет, от них заводчиков отняты бы не были».
И вот в 1720 году на Урал посылается В. Н. Татищев для приведения в лучшее состояние уже существующих там заводов.
Собственно открытием многих драгоценных камней, как, например, берилл, раух-топаз и другие, Урал обязан генералу Де-Геннину, назначенному год спустя начальником сибирских горных заводов. Генерал Де-Геннин был в свое время одним из лучших знатоков горного дела; ему Россия обязана открытием в Олонецкой губернии железных вод, созданием Екатеренбурга, постройкой первого литейного двора в Санкт-Петербурге и открытием до десяти заводов на Урале. Де-Геннин, Георгий-Вильгельм или, как его звали горнорабочие, Вилим Иванович, был Нассау-Зигенский уроженец, выписанный Петром в 1698 году. Он вступил в службу простым фейерверком; в компании со шведами в 1712 году дослужился до чина подполковника; в 1716 году был уже олонецким комендантом и начальником петровских, повенецких и кончеозерских заводов, а в 1722 году генералом и начальником сибирских заводов.
По указу Петра I была выстроена в Петергофе первая гранильная фабрика, под именем алмазной мельницы, но гранились ли на ней алмазы, я положительных данных не имею. Основана она была в январе 1726 года, за четырнадцать дней до кончины государя. Мельница эта была выстроена по плану существующей в Голландии алмазной мельницы, выписанным Петром шлюзным. мастером Фонгезелем; вскоре после постройки она сгорела и возобновлена была только в царствование императрицы Анны Иоанновны. Вот что гласил указ: «для шлифования и полирования при академии наук всяких, найденных в здешнем государстве, ясписовых и прочих камней построить мельницу, на месте сгоревшей в Петергофе.
Постройка фабрики была исполнена по плану Блументроста, первого президента академии наук и архитектора Петра I.
Для обучения мастеров был выписан из Базеля Брюкнер, гранильный мастер; оттуда же впоследствии были выписываемы мастера для Екатеринбургской фабрики.
В царствование императрицы Елизаветы Петровны на Петергофской мельнице стали делать подражания флорентийской мозаике. Из первых мозаичных работ сохранились в Ораниенбауме, в китайском дворце, пол и два стола.
При императрице Екатерине II шлифовальное дело в России быстро подвинулось вперед. В 1766 году выстроена в Екатеринбурге другая шлифовальная фабрика: в 1787 Колывано-Воскресенский шлифовальный завод и немного позднее еще построен, в 30-ти верстах от Екатеринбурга, Горношитский мраморный завод. На последних двух заводах драгоценных камней не гранили, а исполняли только крупные работы из яшмы и мраморов, местонахождения которых были вблизи от этих заводов.
В это же время Петергофская мельница тоже перестроена, здание поставлено на берегу Финского залива и ему дано название гранильной фабрики.
В память постройки, тогда же изготовлен на той же фабрике, четвероугольный малахитовый пьедестал с колонною на нем из сибирской яшмы, с бронзовыми базою, капителью и бюстом в рост, в уменьшенном виде, Екатерины II; вокруг колонны расположены сорок топазовых пирамид на пьедесталах из крепких камней, с бронзовыми гербами губерний Российской Империи, и в основании всего квадра!гь из красной сибирской яшмы. Все это установлено на пьедесталах из серого гранита с надписью бронзовыми буквами "Создала Великая Екатерина II
в 1786 году".
Пьедестал этот хранится и теперь на Петергофской фабрике при входе; остальные же части, по повелению императора Николая, отданы в Императорский Эрмитаж. Петергофская фабрика уже несколько лет занимается крупными работами, преимущественно из лазуревого камня, малахита, нефрита и орлеца; работы свои она исполняет для Кабинета Его Величества, частных же не производит, хотя и имеет на то дозволение. В числе крупных своих работ фабрика считает: колонны для Исаакиевского собора, 106 квадратных сажен мраморной мозаики, на манер древней мозаики, для пола Императорского Эрмитажа.
По повелению императора Александра II-го, в том же Эрмитаже был исправлен древний мозаичный пол, доставленный из развалин храма Святого Владимира, что в Херсонесе Таврическом. На лондонской выставке, за свои работы, Петергофская фабрика получила высшие награды.
В 1872 году, на Московской политехнической выставке, общее внимание обращали на себя два стола работы Петергофской фабрики; на верхней доске одного из них лежали рассыпанные грозди винограда, листья которого из нефрита и ягоды из темного аметиста были верхом подражания природе. Столы эти принадлежали Государыне Императрице.
Петергофскою фабрикою ко дню полуторастолетнего юбилея 26 июля 1876 г., сделаны были, по рисунку архитектора Гуна, две художественные вещи: чернильница и альбом. Вся чернильница из темной яшмы, а украшающие ее: фигура Екатерины II, барельефы и другие орнаменты, из окисленного серебра. Екатерина сидит на стуле, поставленном на яшмовый пьедестал. Она погружена в думу: указательный палец правой руки подпирает голову, в левой - план Петергофской гранильной фабрики. Все детали фигуры, которую лепил художник Чижов, даже складки платья, поразительно хороши. На передней части пьедестала помещено мозаичное изображение гранильной фабрики, сделанное художественною рукой главного мастера И. О. Каковина; на боковых сторонах пьедестала поставлены серебряные барельефы, изображающие мальчиков-учеников, тащущих камни и обделывающих их. Веса в чернильнице свыше 200 пудов. Альбом сделан из массивного золоченого серебра с разными узорами, высечками и украшениями. В этом альбоме обращает на себя особенное внимание верхняя мозаичная доска, наглядно доказывающая, как высоко стоит у нас мозаичное дело. В средине доски вделана буква «М», под короной, замечательно искусно подобранная из разноцветных камней.
На Екатеринбургской фабрике изготовляется ежегодно, для Кабинета Его Величества, изделий на сумму 20,000 рублей, на Колыванской на сумму 16,000 рублей; о деятельности Петергофской фабрики я не имею сведений; о первых же двух знаю по отчетам, данным в 1870 году для Мануфактурной Всероссийской Выставки.
Частных гранильных фабрик во всей России не имеется; найдется только с десяток хороших мастеров; особенно славятся екатеринбургские гранильщики, у которых искусное и своеобразное расположение фасетов на камне ставит в тупик и лучших заграничных шлифовальщиков. Все, что найдете в екатеринбургских магазинах, на ярмарках в Нижнем и в Ирбите, все сделано екатеринбургскими, березовскими, невьянскими, исетскими и другими кустарями. Огранкою камней занимается очень много женщин, а бусы из горного хрусталя, по крайней мере в Березозске - их специальность.
Как дешево ценится здесь труд, судить можете из следующего: сотня бус стоит, смотря по достоинству огранки, от 3 до 12 рублей. Заметьте, что каждая бусинка при обработке проходит обыкновенно через трое рук: одни гранят их, другие просверливают отверстия, третьи, наконец, полируют.
В Москве и Петербурге имеется два или три гранильных мастера. В Петербурге известен Александр Фохт, в полном смысле художник этого дела.
Торговля уральскими камнями главным образом находится в руках екатеринбургских купцов, которые вывозят их на ирбитскую и нижегородскую ярмарки. Говорят на копях цветных камней за добычей следят кулаки, и все, что артельщики не сумеют скрыть, попадает в их руки. Первое место между ними, несомненно, принадлежит Самошихе. Затем, очень крупные обороты делают Орловы, отец и сын, в Луговой, и братья Курмановы - в Мурзинке. Луговая, сверх того, славится еще подделкою камней. Скрытые от артели камни несут или в Невьянск, или в Тагил или, наконец, в Екатеринбург.
Самопшха свои камни посылает в Петербург. Орловы часть продают обыкновенно в Екатеринбурге, другую в Невьянске и всегда имеют у себя большой запас для заграничных покупателей. Трудно себе представить, как сильно возрастает цена камней после перехода их во вторые, в третьи руки: за тот же камень, за который в Луговой просят 3 рубля, в Екатеринбурге или Невьянске возьмут с вас 16. За два штуфа топазов было заплачено 400 руб., а теперь просят за них уже 1,800 руб. Цены, вообще, чрезвычайно непостоянны и в иной год, благодаря отсутствию торговцев, бывают довольно низки.
Есть еще особый вид торговли камнями, о котором рассказывали гранильщики в Березовске. Несколько старух из Березовска покупают различные безделушки, как: тесьмы, ленты, иголки, нитки и тому подобные вещи, составляющие принадлежность женского туалета, и отправляются с этим добром в места, где производится промывка золота, где попадаются гальки горного хрусталя или, как его здесь называют, самоцвета или топаза. Старухи эти, в обмен, получают, главным образом, горный хрусталь, который потом продают прямо шлифовальщикам.
Шлифовкою камней занимается много людей, особенно же зимой. Они разделяются на две группы: одни занимаются шлифованием крупных вещей, другие делают мелкие вещи, т. е. вставки и бусы. К ним и надо отнести название гранильщиков. Что же касается до работ из страза и цветного стекла, идущих на дешевые украшения, то эта отрасль промышленности у нас еще процветает. В Костромской и Московской губерниях существуют целые села, где все поселяне занимаются этой работой. Нужные для работ сплавы частью получаются из заграницы, частью - приготовляются дома. Редкие из шлифовальщиков стразов годятся в гранильщики драгоценных камней. Работают эти мастера большею частью на тычке, т. е. камень, держат при огранке просто пальцами, а не на квадранте, как заграничные и петербургские гранильщики.
Полировка и шлифовка драгоценных камней производится на оловянных и медных кругах, смазанных трепелом, пережженым оловом, корундом, крокусом, алмазным порошком и купоросным маслом, смотря по крепости камня. Камни низкой твердости, как опал и бирюза, шлифуются и полируются даже на деревянных кругах.
На Идаре и в Оберштейне, в Ольденбурге, существуют многие гранильные фабрики, на которых в общей сложности работает до 2,670 человек и ежегодный оборот которых простирается до 1,600,000 талеров.
Но не одни Идар и Оберштейн занимаются шлифовкою драгоценных камней и страза; не упоминается здесь о шлифовальных фабриках алмаза, которые, впрочем, существуют в весьма ограниченном числе.
В Саксонии, Англии и Франции существуют гранильные фабрики с громадным оборотом в год. Одна лейпцигская ярмарка продает французского страза на сумму более, чем на 2,000000 талеров.
Благодаря трудам химиков: Добрэ, Эбельмена, Годена, Сен-Елер-Девиля и других, приготовление почти всех драгоценных камней с их отличительными признаками, находимыми в природе, теперь возможно, но только, к сожалению, в весьма мелком виде.
Но если верить газетам, то в настоящее время парижане заняты фабрикацией таких рубинов, сапфиров, которые поддаются взвешиванию и которые могут быть употреблены в дело ювелирами. Профессор политехнической школы г. Фреми и другой ученый химик г. Фейль нашли способ изготовления таких химическим путем и достигли кристаллизации сухим способом, т. е. плавлением; все отличие употребляемого ими приема состоит только в том, что они работаю т не в лаборатории, а на заводах и при том над целыми массами веществ. Плавлению подвергалось одновременно до 70-ти фунтов вещества и раскаливание продолжалось до двадцати дней сряду без всякого перерыва. В тигель из огнеупорной земли клали смесь, состоящую из равных частей квасцовой руды и окиси свинца; смесь эта раскаливалась до-красна в течение известного времени и по охлаждении ее, в тигле находилось два слоя веществ: один стекловидный, другой кристаллический. В этом последнем слое находились превосходные кристаллы корунда бесцветного вида. Но чтобы получить кристалл, окрашенный в красный цвет (рубин), к смеси прибавляли от двух до трех процентов двухромистого поташа, для получения синего цвета корунда (сапфира) прибавляли окись кобальта. Искусственные камни гг. Фреми и Фейль совершенно неотличимы от настоящих по своему блеску, твердости, плотности, составу и т. д.
Опыты знаменитого Эдиссона тоже не ограничиваются одними неблагородными металлами, каковы железо и сталь, о которых он говорит, что они-то собственно благородные металлы и ценнее золота и серебра. Эдиссон может изготовлять также и благородные камни: рубинов он понаделал множество. Но он не намерен наводнять рынок рубинами. Он фабрикует благородные камни для своих научных целей. Долгое время он платил дорогую цену за сапфиры с острова Цейлона, в которых он нуждался для фонографов и других машин (сапфир применяется и в часах). Но он был уверен, что наука, эта плодородная мать изобретательности, которая подчиняется запросу необходимости, должна дать указания, как заменить сапфир таким же твердым, но более дешевым веществом. И ему удалось анализировать различные благородные камни, считавшиеся самыми твердыми. Только опыты с бриллиантом не привели его к удовлетворительным результатам. «Но рубины, сказал Эдиссон своему интервьюеру, я делал фунтами. А так как я пользуюсь ими только для себя, то я и не придаю им никакого цвета».
Также известно теперь искусство подсвечивания и обесцвечивания некоторых камней посредством выжигания и другими путями. Плиний говорит, что в его время это искусство было известно; но у нас оно существует не более 160-ти лет. Первый открыл его французский ювелир Дюмель в отношении к топазам.
В XVI и XVII столетиях процветала также искусственная подделка настоящих драгоценных камней; брали, например, светлый сапфир и на одну его сторону накладывали синюю эмаль или какую либо краску или обкладывали донышко или гнездышко, куда вставляли камень, цветным составом в роде гипса и потом заделывали камень в кольцо или другую вещь. Несомненно, что камень, обделанный таким образом, выигрывал в цвете, следовательно, и стоил гораздо дороже, чем на самом деле. Или еще брали агат или кварц с немного подходящим внутренним изображением насекомого, тщательно распиливали камень пополам и дорисовывали изображение царской водкой или краской и потом склеивали.
Императору Петру I после взятия Азова обер-комендант московский Измайлов поднес желтый продолговатый камень с бурыми полосами, на котором с одной стороны виден был двуглавый орел, а на другой следующая надпись: (Северный орел распрострет свои крылья над морями Черным и Балтийским), а кругом камня было написано по-русски: царь Петр будет победитель в Азии и Европе.
Измайлов уверял, что этот камень был найден при вспахивании земли в поле недалеко от Москвы. Государь, как говорит предание, рассматривая камень, покачал головой и, смеясь, сказал: камень натуральный и желание хорошее, однако надпись обман. Камень этот сохранялся в кунсткамере.
Цвет многих драгоценных камней весьма непрочен; полагают, будто бы это зависит от растительного пигмента, которым камень бывает окрашен. Так, если подвергнуть на несколько месяцев сряду действию солнца или дневного света миасские темные сапфиры, то они лишатся темной окраски и будут гораздо светлее. Также, если держать дымчатый горный хрусталь за теплой печкой в течение года или дольше, то он совсем сделается бесцветным; также кладут его дня на два или на три в горячую печь, предварительно завернув в березовый прут, или даже просто запекают в хлебе; так превращают екатеринбургские гранильщики гвоздичный кварц из некоторых местностей Урала в желтый и золотистый. Желтые бразильские топазы таким путем приобретают цвет бледно-розовый; розоватые же алмазы, чрез простое нагревание, получают довольно густой розовый цвет, который при охлаждении у большей части, впрочем, исчезает. Шпинель, желтый корунд, медовый сибирский топаз, пиренейский топаз (кварц), хризопраз, розовый кварц и некоторые изумруды преимущественно русские, также бирюза и опал от долгой носки в вещах совершенно выцветают и теряют свою первоначальную красоту цвета; последний камень от времени даже совершенно выветривается и разрушается.
Чтоб сохранить хороший цвет в драгоценных камнях, некоторые любители постоянно их держат в темном месте или в воде; но вряд ли этот способ сохранения полезен, хотя и уверяют, что благородная шпинель (рубин-балэ) от этого положительно исправляется. Некоторые драгоценные камни от искусственного освещения совсем теряют блеск и окраску. К таким принадлежат: малиновые и синие шерлы и сапфиры; другие же от сильного свечного или газового света выигрывают; к последним относятся: рубин, изумруд, бирюза, бриллиант и опал; последние два камня при матовом свете совсем теряют свою игру и делаются тусклыми. Вообще цвет почти всех драгоценных камней весьма непрочен; лучшим доказательством тому могут служить старые короны и другие древние украшения, хранимые в музеях, в которых весьма редко можно найти цветной камень первой воды.
Местонахождения драгоценных камней распространены по всему земному шару. Самыми богатейшими и старыми приисками драгоценных камней, преимущественно алмазов, считаются прииски в Индии, именно в Гонконге, от мыса Коморина до Бенгаля, на расстоянии 60 английских миль. Особенно знаменито здесь место, где река Кизляр впадает в Ерихну; отсюда добыты Регент и другие крупные алмазы. Не менее славится находками драгоценных камней Бразилия и так называемый в ней алмазный округ, в провинции Минас-Гераэс. Фон Мазиус, ученый путешественник по Бразилии, описывает этот округ так: «Кажется, природа избрала отчизною благородных камней самое великолепное место во всей стране и украсила его превосходнейшею растительностью. Самые великолепные ландшафты, до сих пор нами виденные, далеко уступали своею красотою тому, что представилось нашим изумленным взорам»...
По нахождению драгоценных камней славятся также: остров Цейлон сапфирами, Перу (Индия) - рубинами, Перу - изумрудами, Египет - яшмой, хризолитами и изумрудами, Китай - шпинелями, Персия - бирюзой. В Европе известны копи опалов в Венгрии (Червеница); Саксония и Штирия богаты приисками драгоценных камней второй и третьей цены.
Но особенно богат добычей драгоценных камней наш Урал; в нем встречаются и такие камни, которых местонахождение здесь единственное в целом свете. К таким камням принадлежат: синие топазы, малиновые шерлы, фенакиты, александрит и некоторые другие. На Урале знамениты приисками драгоценных камней окрестности города Екатеринбурга; особенно славятся здесь деревни Мурзинка, Шайтанка, Липовая и другие.
Для большего ознакомления с разведками и находками цветных камней в здешнем крае, приведена статья господина Ирмана, помещенная еще в 30 годах в Горном Журнале. Мурзинская слобода или Мурзинка лежит на реке Нейве, в округе Екатеринбургского уезда, от города в ста верстах, на государственной земле; частные дачи примыкают к ней со всех сторон.
Сведения о нахождении цветных камней на Урале начинаются с 1720 года, в это время Мурзинские черные раух-топазы (дымчатый горный хрусталь) и сердолики были уже известны. Мраморы и яшмы, требовавшиеся на украшение созидавшегося Петербурга, в начале XVIII столетия, послужили к открытию цветных камней.
В 1766 году, во время управления екатеринбургскою гранильною фабрикою генерала Данненберга, приглашенные им итальянцы раскрыли во всей полноте разнообразные богатства Мурзинской слободы. Еще до сих пор тамошние жители показывают Тальяшковую гору, где итальянцы производили свои работы; от них вероятно и горный хрусталь получил местное название «тальяшков или тальянчиков ». Более ста лет Мурзинская слобода славится добычею горного хрусталя, аметиста, шерла, аквамарина и топаза. Прежние работы были в самой слободе и ее окрестностях; нынешние же отдалены от нее на несколько верст и производятся около деревень Алабашки, Сизиковой, Южаковой, Сарапульки и других. Вроде и теперь в некоторых давно оставленных отвалах и ямах находят хорошие экземпляры минералов. Копи под названиями: Горелый бор, Поддерниха, Мокруша, Старцовские и Герасимовы ямы наиболее славились красотою добываемых из них камней. Пространство, на котором находят цветные камни, занимает около ста квадратных верст; здесь протекают реки: Нейва, Токовая, Алабашка, Амбарка и другие.
Цветные камни находятся в пегматите (письменный гранит) отдельными гнездами, будучи заключены в сводообразных полостях двояким образом: или в виде свободных кристаллов, заключенных в жирную глину, или приросших к породе. Близость цветных камней, или по крайней мере их вместилища, узнается при поисках их по увеличивающейся крупности и более правильной кристаллизации составных частей гранита, при чем дымчатый кварц начинает попадаться большими кристаллами, называемыми здесь «смоляками». Эта-то правильно образованная масса и составляет род свода или черепа над пустотой, во внутренности которой заключены тяжеловесы и аквамарины. Иногда в этих пустотах вовсе не находят цветных камней, но стены их почти всегда усеяны прекрасными кристаллами кварца, полевого пшата и слюды, проросшей иглами черного шерла. Это обильное скопление кристаллов известно у промышленников под именем «кустов». В окрестностях деревни Корниловой, в ручье и в нагорных россыпях, попадались прежде валуны кварца, имеющего очень красивый золотистый цвет. Винно-желтый же цвет, наиболее ценимый в торговле, придают обжиганием дымчатого горного хрусталя.
Вениса тоже неразлучна с пегматитом, в котором находят цветные камни; она образует кристаллы различной величины и всегда буро-красного цвета и не имеет достоинств драгоценного камня. Черный шерл сопровождает топазы и аквамарины в виде лучистых скоплений или неправильно разбросанными кристаллами. Полевой шпат или кварц встречаются призмами и редко с правильным заострением на концах. Топазы или тяжеловесы находят в виде ромбоидальных призм, большею частью с притуплением только на острых углах; они бывают тут бесцветные, синеватые, зеленоватые и весьма редко розовые.


06 июн 2010

Копирование запрещено! Почему?
Получить ссылки на эту страницу.

Появились вопросы, замечания, дополнения? Пожалуйста, напишите комментарий:
Ваше имя
Комментарий
Длина текста:
введите число с картинки
Правила прочитал(а)



См. также:

Далее в разделе Разное: Камни на букву Б

Какой раздел сайта тебе нравится больше?
Пожалуйста, выскажи своё мнение, какую тематику стоит развивать.

Голосование запущено 25 мая 2015, приняли участие 22 человека.



Нам пишут:
16 июн 2017
олег: хочу перстень гранат в серебре с бриллиантами . подходит ли для скорпиона.Или с нейтральными ... (к статье 'Камни и зодиак')

03 мар 2017
Александр: Турмалин хамелеонит оливкового цвета при повороте камня меняет оттенки от бесцветного до почти ... (к статье 'Турмалин')

10 фев 2017
татьяна: Интересует при нагревании, какой запах источае оливин? (к статье 'Оливин')

18 янв 2016
Святослав: Чего только не начитаешся, пока ищешь, где из булыжника сделать геометрическую фигуру) (к статье 'Огранка')


Сейчас читают: спайность кремень, камни лунный календарь, драгоценный камень на букву c, виды замка для брошей, нефрит химический состав