Драгоценные камни
Главная / Интересное

Теофиль Флор. Воспоминания о Бойто Кьезо

Кроме Собрания сочинений, Флор также опубликовал трехтомник “Бойто Кьезо в воспоминаниях современников”. Первый том занимают его собственные воспоминания, в которых он всячески старается подчеркнуть свою утонченность в делах любви по сравнению с кобелизмом Кьезо и его ремесленно-механическую манеру сочинения стихов.
“Утро после любви” – первый поэтический сборник Флора, куда входит и стихотворение “Бланка”.

Кьезо некогда обмолвился, что знакомство с ним оказало влияние на мое творчество. Это легко истолковать неправильно. Речь шла только о нашей общей знакомой, Бланке Инсбрук. Именно Бойто познакомил меня с ней, а ей посвящено одно из стихотворений “Утра после любви”. В аналогичном смысле и я оказал влияние как на творчество, так и на всю жизнь Бойто. Моя юность прошла, чередуясь между двумя городами – Параграфом и Катангенсом. Кьезо был моим другом в Параграфе, Соланж Бра – подругой в Катангенсе. Когда она приехала на юг лечиться, я познакомил их, и эта встреча для обоих не прошла незамеченной.

Бойто был неотразимо красив. Светлый шатен, не очень высокий, отлично сложенный, он покорял женщин первой же улыбкой. Глаза его быстро мутнели, но сначала он успевал очаровать вас голубой невинностью, и даже не легок было поверить в эту знаменитую бездну распущенности. Кьезо не увлекался, подобно мне, психологическими оттенками любви и разврата, он удовлетворял ненасытимую физиологическую потребность в обладании и потому мало тянулся к невинным и неопытным девушкам, отдавая предпочтение искушенным жрицам любви. Искусством обольщения он занялся позже, после разрыва с женой.

Мы поссорились с ним, когда я несколько запальчиво назвал его патологическим насильником, растлившим Соланж. Конечно, он вполне искренне не согласился с этим. Здесь проявилась разница наших трактовок наслаждения; кроме того, я тоже по-своему любил Соланж, и поныне считаю, что был прав, утверждая так. Женщину нужно учить любить саму любовь, а не только самого себя.

Немного о Кьезо-поэте. Сочинение стихов для него было чем-то средним между воплем души и средством заработать деньги. Я не много помню случаев, чтобы поэтическая фраза могла поразить его в нерабочее время – обычно он садился, заранее настроившись написать сборник, перечитывал все, что написал прежде и, вдохновившись, сочинял, сообразуясь с размерами листа бумаги. Потом он смотрел, что получилось, и подбирал подходящее название. Творчество, как и любовь, были для него довольно механическими процессами, но благодаря таланту и темпераменту он умел достигать и в том и в другом необыкновенных эффектов.

НГ 17. 10. 1977

Бойто Кьезо. Письмо к Антуанетте Ариэль от 12 января 69 г.

Антуанетта Ариэль (47-69) – сельмландская журналистка, проповедница “свободной любви”. Хотя она была старше Кьезо всего на четыре года, за ее плечами была уже бурная жизнь. В июле 69-го, затравленная буржуазной прессой, покончила с собой.

Глубокоуважаемая г-жа Ариэль!

Я обнаружил в себе талант и хочу спросить Вас: стоит ли мне становиться поэтом? Как вы скажете, так и будет. Кроме Вас я не признаю никаких авторитетов.
Ваш восторженный поклонник и искренний почитатель Бойто Кьезо.


СТ 6. 4. 1977

Антуанетта Ариэль. Письмо к Бойто Кьезо от 13 января 69 г.

Мой юный друг!

Ни в коем случае не закапывайте своего таланта. В современном поэтическом безрыбье каждый свежий голос радует, а тем более если у Вас есть талант. Непременно пишите.
А. Ариэль.


НГ 6. 4. 1977

Бойто Кьезо. Постройка железной дороги

Стихотворение из второго сборника Кьезо – “О разном” (69 г.). Концовка ассоциативно связана с предыдущим стихотворением сборника – “В венерической лечебнице г. параграфа”, где говорится о ненависти поэта ко всем мужчинам, за исключением импотентов, гомосексуалистов и находящихся на излечении, поскольку эти три категории ему не конкуренты в борьбе за внимание женского пола.

Рельса о рельсу гремит.
Шпала о шпалу стучит.
Кто-то в углу ворчит.
Вон тот на меня кричит.
И я на него кричу.
Стукнуть его хочу.

Грязь. Лужа. Грязь.
Лужа. Грязь. Лужа.
Мастер, какая-то мразь,
Ищет себе мужа.
(Он гомосек).
Вон дровосек
Несет дрова.
Его права –
Носить дрова.
Он доволен.
Я – тоже.
Он не болен.
Ему – по роже!

СТ 2. 4. 1977

Бойто Кьезо. Письмо к Соланж Бра от 15 февраля 69 г.

С этого письма начинается самая длинная переписка Сельмландской эпохи. Всего Кьеза и Бра написали друг другу 107 писем в течение 7 лет.
К моменту знакомства обоим по 17 лет. Соланж Бра – параграфянка, но с детства жила в Катангенсе, она – дочь известного журналиста-демократа Жана Бра, потомок рода Мурзиков; ее картины на исторические и мифологические сюжеты начинают входить в моду; юная аристократка Арабелла де Забилье позирует ей обнаженной. Соланж не красавица, она очень болезненна; плейбои типа Рудольфа Сплава оценивают ее как потенциальную любовницу ниже среднего. Флор – только друг, но хотя он впоследствии изобразил благородное негодование, обвинив Кьезо в “растлении” Соланж, сам он последовательно играл роль сводника, прекрасно понимая, что пресловутая “совершенная невинность” и инфантильность Бра – лучшая ловушка для Кьезо, в глубине души мечтающего об идеальной любви.

Дорогая Соланж!

Ты представить себе не можешь, как я скучаю по тебе. Я даже не подозревал, что мне так будет не хватать взгляда твоих задумчивых, чуть печальных глаз, твоих прикосновений, аромата твоих пушистых волос. Стоит мне закрыть глаза, как я вижу тебя, слышу твой чудесный голос. Никогда в жизни я не испытывал ничего подобного. Я хотел приехать в Катангенс, но границу почему-то закрыли.
Жду твоих писем. Нежно целую твою руку.
Бойто.


СТ 6. 4. 1977

Соланж Бра. Письмо Бойто Кьезо от 20 февраля 69 г. (Переписка – № 2)

Природа болезни Бра так до конца и осталась непроясненной. Во всяком случае, она последовательно косила под бедную сиротку. В письме упоминается ее серия картин, посвященная человекообразным обезьянам.

Ах, Бойто!

Твое письмо меня смутило и взволновало. Еще никто не говорил мне так хорошо, ни в ком на земле я не встречала капли участия в моей судьбе, омраченной с детства болезнью.
Знаешь, я бросила писать обезьян, и вообще начался какой-то спад. Когда я больна, то пишу лучше, быстрей и больше. Сейчас я почти не чувствую болезни, особенно после твоего письма.
Соланж Бра.


НГ 6. 4. 1977

Бойто Кьезо. Письмо к Соланж Бра от 2 марта 69 г. (Переписка – № 3)

Дорогая Соланж!

Я не понимаю, что со мной происходит. Всю жизнь я презирал сантименты и нежности, а теперь даже и думать обо всем стал как-то мягче, стал замечать, как много вокруг прекрасного. Иногда я закрываю глаза и произношу твое имя.
Соланж… Какое чудесное и нежное слово! Не понимаю, зачем я пишу тебе все это; ты, наверное, уже забыла меня среди своих художников и литераторов.
Я здоров. Готовлю к печати новый сборник, который, по-моему, будет совсем не похож на два первых.
Как ты себя чувствуешь? Пиши.
Бойто.


СТ 7. 4. 1977

Бойто Кьезо. Письмо к Соланж Бра от 20 марта 69 г. (Переписка – № 4)

Дорогая Соланж!

Я не дождался твоего ответа и решил написать еще раз. Мне хочется верить, что ты просто не успела написать.
Как ты живешь? Я отдал в печать новый сборник. Два предыдущих, по-моему, годятся только на то, чтобы растапливать ими печку. Я совершенно не умел выражать свои мысли. Теперь я буду требовательней к себе.
Никак не могу дождаться, когда откроют границу, мне очень хочется увидеть тебя. Мне здесь ужасно скучно. Флор приедет только через четыре месяца, а больше настоящих друзей, кроме тебя и Тео, у меня нет.
С нетерпением жду твоего ответа.
До свидания. Бойто.


СТ 7. 4. 1977

Бойто Кьезо. Я сегодня

Из сборника “Она пришла” (69 г.).

Речь примитивная, сентиментальная –
Так я сегодня говорю.
Мысль какая-то горизонтальная
И словно катается по ковру.
Слов не находится –
Исчезли куда-то,
Чувства вздулись
На редкость пузато.
То напишу, то замараю.
По сердцу прыгает слон.
То ли в любовь я играю,
То ли и вправду влюблен.

СТ 7. 4. 1977

Бойто Кьезо. Она пришла

Из этого же сборника.

Она пришла.
Печальными глазами взглянула
И как будто бы плеснула
Каким-то неизвестным
Счастьем мне в лицо.
И голова, словно яйцо,
Вдруг треснула.
И все, что было в ней –
Вся воля и все мысли –
Все вылилось к ее ногам.
И рвусь я ввысь ли,
Или же спешу в цинизм укрыться –
Все в голове одно искрится:
Соланж… Соланж… Соланж…

СТ 7. 4. 1977

Соланж Бра. Письмо к Бойто Кьезо от 1 июля 69 г. (Переписка – № 6)

Бра ответила только на третье подряд письмо Кьезо. И этот ответ поставил Кьезо в тупик. Осталось вечной загадкой, какая именно болезнь и каким именно образом сделала невозможной для Бра половую жизнь – на следующий день в школе бог Сережа это настойчиво пытался у бога Коли выяснить, но тот отделался многозначительными намеками (не имея ни малейшего представления, что ответить).

Милый Бойто!

Прости меня, пожалуйста, за молчание. Я должна была написать тебе раньше, но было тяжело. Я не рождена для любви. Убившая меня болезнь не оставила мне этого счастья.
А ты постарайся забыть меня. Тебе нужна другая подруга, которая даст тебе все.
Я скоро приеду к вам, в Параграф, может, навсегда, и если захочешь, мы будем видеться. Я могу написать твой портрет. Передай привет Тео.
До свидания (или: прощай!).
Соланж Бра.


НГ 8. 4. 1977

Бойто Кьезо. Хочется стать нежней…

В ответ на это Кьезо обратился к известному миллионеру и меценату, поэту и плейбою Тарану Тасу с просьбой, чтобы тот оплатил многомесячное и дорогостоящее лечение Бра. Тас не только предоставил ей требуемую сумму, но и устроил ее в лучшую клинику доктора Тиража в Катангенсе.
Во время разлуки Кьезо выпустил четвертый сборник – “Хочется стать нежней” (лето 69 г.).

Хочется стать нежней,
хочется лучше быть,
хочется быть нужней
ей и только ей.

Хочется в бурю плыть
через моря к ней.
Ради нее хочется,
хочется быть сильней.

Обнять бы ее страстней,
крепче прижать к губам.
Ворох слов и идей
бросить к ее ногам.

Хочется быть раз во сто
крепче и смелей.
Хочется делать все то,
что хочется ей, ей!

Хочется быть умней,
быть достойным ее.
Стоит лишь вспомнить о ней,
как вздрогнет сердце мое.

Хочется стать нежней.
Хочется лучше быть.

СТ 13. 4. 1977

Бойто Кьезо. Осенние размышления

Впрочем, в этом же сборнике сохранились и более привычные для Кьезло мотивы. Чтобы развеять дурное настроение он даже съездил в Грамматику, где слегка компенсировал затянувшийся платонический роман.

Листья шуршат под ногами,
под ними хлюпает лужа.
Являются злыми врагами
я и стужа.

Осень терпеть не могу.
Вода льет за шиворот.
Паршивое настроение.
О чем ни думай – мучение
сплошное. Можно думать
только о ней.
Тогда сразу вокруг светлей
становится,
но тогда сердце ноется.
Лучше всего
хорошо напиться
или со шлюхой
спать завалиться!

СТ 13. 4. 1977

Бойто Кьезо. Небо

Из четвертого сборника Кьезо “Небо” (август 69 г.).

Небо. Ночное небо.
Звезды, как мухи, сидят
на полотне неба,
на месяц сонно глядят
и моргают глазами
атомов,
возят возами
железными
время
и пихают его в бездну.


СТ 13. 4. 1977

Бойто Кьезо. После симфонического концерта

Из этого же сборника. В письме к Бра Кьезо жаловался: “ Я бы давно написал новый сборник, но не знаю, о чем писать. Напиши мне, пожалуйста, о своем мнении – о чем лучше всего писать стихи?” (20 июля 69 г., № 9). Бра ответила: “Почему-то поэты так редко пишут об искусстве, хотя это прекрасная и благодарная тема. Какие возвышенные чувства будит в нас музыка Тайада! Разве это не вдохновляет на стихи? А живопись Воллара? Или напиши про мои картины, если они тебе нравятся” (24 июля 69 г., № 10). Кьезо старательно попытался последовать совету.

Звуки. Звуки.
Муки. Муки.
Лезут в голову
звуки,
лезут и все там
переворачивают.
Остроту слов стачивают.
Неизвестно, куда укрыться
от рева музыки.
Хочется скорей забыться,
вместо нот услышать слова.
Нет, не люблю я музыки,
от нее болит голова.


СТ 13. 4. 1977

Бойто Кьезо. Об этих картинах…

Их этого же сборника. Так же как Бра не проявила заметного интереса к лирике Кьезо, так и он имел весьма поверхностное представление о ее творчестве. Между тем, присмотрись он внимательнее к ее картинам (таким как “В джунглях”, “Поединок человека со львом”, изображения кентавров и человекообразных обезьян и т. д.), он идеализировал бы их автора гораздо меньше. Соланж Бра самой плодовитой и, может быть, лучшей художницей Сельмландской эпохи. Сохранилось 80 ее картин. Однако, несмотря на то, что она несколько раз обещала написать портрет Кьезо, она этого так и не сделала.

Об этих картинах
я не могу судить объективно.
Мне все в них кажется дивно,
так как вместо картины
я вижу автора.


Не вижу головы, руки, спины,
не разберу, где человек,
а где – коза.
Потому что вместо всего этого
вижу ее глаза.


СТ 13. 4. 1977

Бойто Кьезо. Письмо к Соланж Бра от 1 августа 69 г. (Переписка – № 11)

Дорогая Соланж!

Я написал сборник, но по-моему он не удался. Кругом такая жара, что у меня голова болит и я ничего не соображаю. Так что если он тебе не понравится, то будь великодушна ко мне.
Милая Соланж, мне страшно подумать, что я не увижу тебя еще четыре месяца!
Я, наконец, твердо убедился в том, что давно хочу тебе сказать: я люблю тебя, Соланж! Я надеюсь, что ты не рассердишься на меня за это признание.
Бойто.


СТ 13. 4. 1977

Бойто Кьезо. Письмо к Соланж Бра от 15 августа 69 г. (Переписка – № 12)

Дорогая Соланж!

Почему ты не написала мне ответа? Если я последним письмом оскорбил тебя. То забудь о нем и прости меня, пожалуйста. Я теперь буду осторожнее подбирать слова. Мне очень тяжело без тебя. Я прошу тебя не забывать меня и писать хоть изредка. Как ты себя чувствуешь?
С нетерпением жду ответа.
Бойто.


СТ 13. 4. 1977

Соланж Бра. Письмо к Бойто Кьезо от 21 августа 69 г. (Переписка – № 13)

Милый Бойто!

Такие письма, как твое, не оскорбляют. Но, понимаешь, я и сама не знаю, люблю ли тебя? Может быть. По крайней мере, ты глубоко не безразличен мне. Месяца через три я приеду в Параграф. Чувствую себя уже несколько лучше. Пишу портреты и жду твоих писем. Они – моя единственная сладость.
Твоя Соланж Бра.


НГ 13. 4. 1977

Бойто Кьезо. Письмо к Соланж Бра от 2 сентября 69 г. (Переписка – № 14)

Дорогая Соланж!

Я чувствую себя самым счастливым человеком на свете. У меня на языке вертятся самые нежные слова, на которые я способен, но я боюсь тебя рассердить.
Мне кажется, что эта проклятая осень никогда не кончится!
Я здоров. Стихи не пишутся, потому что я никак не могу усидеть на месте, все брожу и брожу.
Как ты себя чувствуешь?
Бойто.


СТ 13. 4. 1977

Бойто Кьезо. Письмо к Соланж Бра от 21 сентября 69 г. (Переписка – № 16)

Сборник, о котором упоминается в письме – “Осень” (69 г.).

Соланж, любимая!

Прошу тебя не сердиться за такое начало, мне очень хотелось назвать себя так, и я не смог удержаться.
У меня все более или менее неплохо. Написал новый сборник, не очень хороший. Погода стоит дождливая и это действует на нервы. Давно в Параграфе не было такой холодной осени. Почему-то чем холодней становится, тем сильней моя любовь к тебе.
Как ты живешь? Пиши.
Любящий тебя Бойто.


СТ 13. 4. 1977

Интервью Бойто Кьезо

Интервью помещено в 1-м выпуске альманаха Изабеллы Роуст “Встречи с интересными людьми”. Изабелла Роуст (48-117) – популярная романистка и журналистка.
Франций Бром (34-80) – сельмландско-шаблондский революционный поэт, оказавший некоторое влияние на Кьезо в области формы.

Наш корреспондент побывал в Параграфе и взял интервью у известного поэта Б. Кьезо.
Вопрос: Не могли бы Вы немного рассказать о своих стихах?
Ответ: Не хочу заниматься саморекламой. Я не газетчик.
В.: Ваш стиль часто сравнивают со стилем Ф. Брома. Считаете ли Вы себя в какой-то мере его учеником?
О.: Нет. Я сам сложился как поэт. Мой стиль неповторим.
В.: Что вы считаете своим лучшим стихотворением?
О.: У меня все стихи лучшие. Вот!
Бойто Кьезо 18 лет, он холост, автор пяти сборников стихов, завсегдатай ресторанов, публичных домов и полицейских участков.

СТ 16. 4. 1977

Соланж Бра. Письмо к Бойто Кьезо от 20 октября 69 г. (Переписка – № 19)

Здравствуй, Бойто!

И для меня время стало тянуться в три раза медленнее. Лечение еще далеко до конца, гуляю мало, писать не хочется – руки быстро устают. Очень скучно – в этом мы друзья по несчастью. Но, может, будем скоро и счастливыми друзьями. Я прочитала твое интервью. Весьма оригинально! Но почему ты “завсегдатай полицейских участков”?
Пиши. Мечтающая быть твоей Соланж Бра.


НГ 16. 4. 1977

Бойто Кьезо. Письмо к Соланж Бра от 5 ноября 69 г. (Переписка – № 20)

Любимая!

Я не верю своим глазам… Ты написала: “мечтающая быть твоей…” Соланж, дорогая, больше всего на свете я хочу, чтобы ты была рядом со мной всюду и всегда. Я безумно люблю тебя!
“Завсегдатай полицейских участков” – это, наверное, оттого что я в последнее время стал много пить. Это потому что я тоскую по тебе, Соланж, и не знаю, как убить время. Я сейчас ничего не пишу. Днем я сплю, а ночью пью.


СТ 16. 4. 1977

Соланж Бра. Письмо к Бойто Кьезо от 2 июня 70 г. (Переписка – № 33)

Пока Бра лежала в больнице, переписка продолжалась интенсивно, но ничего любопытного она не содержит. В марте 70 г. Бра, закончив курс лечения, приехала в Параграф и поселилась в гостинице. Ее отношения с Кьезо стали лакомой пищей для желтой прессы. В конце марта Кьезо заступился за честь Бра, оскорбленной назойливым газетчиком, и попал на три месяца в тюрьму за мордобой. В июне он вышел на свободу, Бра встретила его у ворот тюрьмы и одну ночь они провели вместе в ее номере. Затем Кьезо по издательским делам уехал в Катангенс.
В письме Бра жалуется на отсутствие денег – надо сказать, что цены на картины были мизерные, абсолютно несравнимые с гонорарами за книги. Поэтому, несмотря на большую творческую активность, Бра прожила значительную часть жизнь на грани нищеты, за исключением того времени, когда имела постоянную работу в театре или на росписи фешенебельных клубов; лишь в поздний период ее картины стали цениться достаточно высоко, чтобы она могла этим жить. У Кьезо, писавшего по несколько сборников в год, таких проблем никогда не было.
СГ – Сельмландская галерея в Катангенсе.

Милый Бойто!

Как ты устроился в Катангенсе? Где и как живешь? Как тебе понравился город? Если будет время, непременно зайди в СГ – там мои картины, которые ты видел только по репродукциям. Если сможешь, передай, пожалуйста, привет г. Тасу и д-ру Тиражу и мою благодарность им.
Я осталась здесь почти без денег. Что делать? Не знаю. Занять не у кого, продать нечего, заработать негде – хоть падай дальше.
Твоя Соланж.


НГ 5. 5. 1977

Бойто Кьезо. Письмо к Соланж Бра от 10 июня 70 г. (Переписка – № 34)

Любимая!

Меня немного удивило твое письмо. Почему ты написала “хоть падай дальше”? Неужели ты считаешь падением то, что произошло между нами? Но ведь это не падение, по-моему, а лучшая минута нашей любви. Мне хочется верить, что эта минута еще не раз повторится. А тебе?
Я высылаю тебе немного денег, у меня появился один план, я еще напишу об этом.
Бойто.


СТ 5. 5. 1977

Соланж Бра. Письмо к Бойто Кьезо от 15 июня 70 г. (Переписка – № 35)

Милый Бойто!

Большое тебе спасибо за деньги! Я постараюсь вернуть их тебе скорее. А от “лучшего мига нашей любви” я совсем не в восторге. Это в самом деле очень глупо и больно. У меня потом все утро шла кровь. Повторится ли это – не знаю. Может быть.
Какой у тебя план? По поводу чего?
Что тебе понравилось в Катангенсе?
Соланж.


НГ 5. 5. 1977

Соланж Бра. Письмо к Бойто Кьезо от 10 марта 70 г. (Переписка – № 38)

“План” Кьезо заключался в том, чтобы занять денег для поездки вдвоем в континент Америку. Они прожили там полгода. Бра как любовница оказалась с проблемами, поэтому Кьезо не терял время и на стороне, о чем откровенно написал в стихотворном сборнике “Я в Америке!” и признавался в интервью. По возвращении во Францию Бра и Кьезо расстались. Однако вскоре ситуация осложнилась.

Милый Бойто!

Я очень боялась признаться тебе, но теперь уже не могу не писать. 30-го мая ты уехал в Сельмландию, а 5 марта у меня родилась дочь. Ее будут звать Эдна Бра. Ты знаешь, я всегда была глупа и не умела думать о последствиях. Ради бога, прости меня! Но я уже дала жизнь этой девочке, поэтому сама тоже должна жить. Я надеюсь, что совсем ты не оставишь меня, хотя бы из-за нее, она все же и твоя дочь. Немного денег я попросила у Флора, потом я снова начну работать.
Соланж Бра.


НГ 8. 5. 1977

Бойто Кьезо. Письмо к Соланж Бра от 16 марта 71 г. (Переписка – № 39)

Дорогая Соланж!

Откровенно говоря, я совсем не рад появлению этого ребенка. В моей практике это первый случай. Но и я виноват в том, что не заметил этого, когда можно было исправить. Тебя я люблю по-прежнему. Я хотел бы жениться на тебе, но на постоянство я не способен, так и знай. Сможешь ли простить мне это? Кроме того, я не знаю, любишь ли ты меня? Ведь ты никогда не говорила мне об этом.
Посылаю тебе немного денег; остальное выяснится после твоего ответа.
Бойто.


СТ 8. 5. 1977

Соланж Бра. Письмо к Бойто Кьезо от 22 марта 71 г. (Переписка – № 40)

Милый Бойто!

Ты не рад рождению этого ребенка? Я была почти уверена в этом. Но что теперь делать? А с твоей стороны было очень мило поинтересоваться: люблю ли я тебя? Теперь это не важно. Любовь к одной женщине не мешает тебе любить другую: какое тебе дело до того, что чувствуют эти женщины? Но все же я люблю тебя, Бойто.
За деньги спасибо. Мы живем в Главе, в квартирке на берегу моря. Девочка здорова, я тоже.
Соланж.


НГ 8. 5. 1977

Бойто Кьезо. Письмо к Соланж Бра от 1 апреля 71 г. (Переписка – № 41)

Дорогая Соланж!
Ты написала: “любовь к одной не мешает тебе любить другую”, но ведь я люблю только тебя. Неужели ты думаешь, что я любил всех, с кем спал. Любовь и полвой акт – совершенно разные вещи. И все же после знакомства с тобой моя активность упала, наверное, в два раза. Ты знаешь, я понял, что не могу навсегда расстаться с тобой. Я тебя очень люблю, Соланж.
Я так и не понял из твоего письма – согласна ли ты быть моей женой? С нетерпением жду ответа.
Бойто.


СТ 8. 5. 1977

Соланж Бра. Письмо к Бойто Кьезо от 10 апреля 71 г. (Переписка – № 42)

Милый Бойто!

Ты хочешь, чтобы я стала твоей женой? Я не верно поняла твое предпоследнее письмо. Точнее, я его вообще не поняла. Но я не знаю, будем ли мы счастливы вместе. Можно мне немного подумать?
Соланж.


НГ 8. 5. 1977

Соланж Бра. Письмо Бойто Кьезо от 27 октября 71 г. (Переписка – № 44)

Подумав 20 дней, Бра согласилась. И все же ей не удалось смириться с образом жизни Кьезо, верного своему любимому принципу (в формулировке Мопассана): “Человек, решивший постоянно ограничиваться только одной женщиной, поступил бы так же глупо и нелепо, как любитель устриц, решивший за завтраком, обедом и ужином круглый год есть только устриц”. С другой стороны, поведение Бра, видимо, определялось не только и не столько стремлением приучить мужа к моногамии, сколько более или менее осознанным пониманием, что Кьезо ее сильно идеализирует и что она легче сможет им манипулировать на расстоянии. Тем более, что крючок засел прочно – она даже стала его официальной женой.

Бойто!

Я поняла, что ошиблась. Я не могу дать тебе ни счастья, ни даже удовлетворения. Я только разоряю тебя. Прощай. Уезжаю в Параграф с Эдной.
Соланж.


НГ 10. 5. 1977

Бойто Кьезо. Неудавшаяся любовь молодого повесы: Пьеса

Пьеса Кьезо, написанная осенью 71 г., ставилась театрами Параграфа, Сельмландии и Шаблондии и принесла ему приличные гонорары. Кроме того он специально ездил в 73 г. в континент Америку заключать договор о ее постановке там.
В тексте упоминается “том Крадюпа”. Антонио Крадюп (р. 30) – критик и литературовед, имевший одиозную репутацию как гомосексуалист.

Действие 1-ое

Богато убранная комната. В одном из кресел сидит В е г е р . Входит Б а с с .
Вегер: Здорово!
Басс: Привет!
В.: Ну, как жизнь?
Б.: Да ничего. Я только что из участка. Заплатил полсотни фертингов за стекло. Хотел по дороге к тебе вина купить, да оказалось, что вчерашняя шлюшка кошелек вытянула. Та, которая в синем платье была.
В.: Их двое было. Рыженькая, что ли?
Б.: Нет, кажется, другая. Хотя не помню. Кто-то из тех двух, с кем я в последний раз в комнату уходил. Это уже после того, как стекла били. Ладно, не важно. Ты обещал меня с кем-то познакомить. Не забыл?
В.: Она скоро придет. Она тебе понравится. Неглупая, не шлюха, но, пожалуй, слишком строгих правил. В первый вечер в постель не пойдет.
Б.: Уже с несколькими сотнями женщин спал, а такой не встречал. Интересно, какая она.
Входит Д ж е й н .
В. (вскакивая с кресла): Здравствуй. Садись. Познакомьтесь: это Басс, а это – Джейн.
Джейн (садясь): Очень приятно.
Б.: Мне тоже.
В.: Ну ладно, вы посидите, а я за вином сбегаю.
В е г е р уходит. Б а с с придвигает кресло к креслу Д ж е й н и садится.
Б.: А вы красивая.
Дж.: Да? Может быть.
Б.: Не “может быть”, а точно! (Берет ее за руку).
Дж. (вырывая руку): Поосторожней можно?
Б.: Можно. Но нужно ли?
Дж.: Нужно.
Б.: Вы уверены в этом?
Дж.: Уверена.
Б.: А зря! Но, в общем-то, я не хотел вас оскорбить. Извините. Я просто хотел сказать, что вы мне нарвитесь.
Дж.: У вас странная манера объясняться.
Б.: Какая ни есть, а все-таки манера. А у тех счастливчиков, с которыми вы спали, какие манеры?
Дж.: Знаете! (Встает) С вами невозможно разговаривать. Всего хорошего. (Уходит).
Б. (один): У-у, она еще и гордая! Тяжелый случай. Ну ничего, и не таких обламывали.
Входит В е г е р .
В.: А где Джейн?
Б.: Ушла. Строит из себя что-то.
В.: По-моему, она и есть “что-то”. (Пауза) Должен тебя предупредить, у нее есть парень. Непьющий, с девочками не спит. Критикой интересуется. Даже на ходу читает.
Б.: Ха! Этот парень может считать, что девушки у него уже нет. Пусть спит в обнимку в томом Крадюпа. Или с самим Крадюпом. А Джейн будет моей!
В.: Не знаю, не знаю. Ладно, пойдем, выпьем. (Уходят).

Действие 2-ое

Парк. У фонтана стоит Б а с с .

Б.: Три раза я видел ее после нашего знакомства, и с каждым разом она нравится мне все больше и больше. Какая девочка! По-моему, все можно отдать за ее любовь! (Пауза) Черт! Ведь если говорить прямо, то я уже безумно влюблен в нее. Никогда в жизни не встречал никого лучше ее. (Пауза) Не идет. Может, совсем не придет? Но ведь я написал, что должен ее видеть, что это важно для нас обоих.
Из боковой аллеи выходит Д ж е й н .
Б. (радостно): Вы пришли! (Пауза. Развязно) Я так и знал. Если мне…
Дж.: Подождите! Я пришла только за тем, чтобы вы прекратили тешить себя надеждой, будто я поддамся вам.
Б.: Если бы это было так, вы бы совсем не пришли. Я знаю, что…
Дж.: Да помолчите! Как вы глупы! (Пауза) Если бы я не пришла, вы бы все равно не отстали от меня. А так я вам все выскажу. Вы мне омерзительны! Циник, развратник… Неужели вы думаете, что когда-нибудь понравитесь мне?
Хочет уйти. Б а с с хватает ее за руку.
Б. (испуганно): Подождите! Ведь я люблю вас! (Страстно) С тех пор, как мы познакомились, я не могу ни на секунду забыть о вас! Я не могу спать с другими женщинами, не могу пить и дебоширить, я все время думаю о вас. Вы – самая лучшая в мире! Вы говорите, что я циник и развратник, но это не так! Я только стараюсь казаться им, потому что так легче жить! Ведь очень трудно жить и быть тем, кто ты есть на самом деле. Как вы не можете этого понять! Я в первый раз по-настоящему люблю, я не встречал никого лучше вас! Неужели вы мне не верите?
Дж. (вырывая руку): Не удается взять нахальством, пытаетесь разжалобить? Счастливо оставаться! (Резко поворачивается и уходит).
Б. (долго стоит с опущенной головой. Затем медленно поднимает ее. Насмешливо, с горечью) Неудавшаяся любовь молодого повесы! Как зву… (Фразу прерывают глухие рыдания. Затем опускает руки. Задумчиво) Вот и все… Пятнадцать минут назад страдал и надеялся, а теперь спокойно… А! (Машет рукой. Пауза. Тише) Вот и все… (Поворачивается и уходит).

СТ 8-9. 5. 1977

Арутр Мугден. Новости театра

А. Мугден (50-96) – сельмландский журналист, затем политический деятель. Приводимая заметка напечатана в 3-м выпуске его альманаха “Пюс”. Речь идет о постановке пьесы Кьезо в Катангенсском театре.

Недавно на сцене нашего театра появилась пьеса Б. Кьезо “Неудавшаяся любовь молодого повесы”. Совершенно непонятно, что хотел сказать этим произведением автор. Пытался отразить собственные переживания? Или хотел нанести удар по прожигателям жизни? Непонятно. Но тем не менее, пьеса не так плоха, как можно было ждать от Кьезо. Спасибо ему и на этом.

СТ 10. 5. 1977

Бойто Кьезо. Наплевать!

Из восьмого сборника стихов Кьезо “Наплевать!” (71 г.). В послесловии автор написал: “Этот сборник выражает мое духовное состояние сегодня. Как вы уже увидели, я по-прежнему на вершинах духовного развития. Но мой духовный мир сильно обогатился”.

Наплевать! Наплевать! Наплевать!
Мне на вас глубоко наплевать!
Если вы хотите визжать –
То визжите! Мне наплевать!

Если рветесь меня обругать –
То ругайте! Мне наплевать!
А хотите меня оболгать –
Ну и лгите! Мне наплевать!

Мне на всех глубоко наплевать:
На врагов и на тех, с кем дружен!
Пусть не нужен я никому,
Но зато и мне никто не нужен!

СТ 11. 5. 1977

Бойто Кьезо. Мне теперь глубоко…

Из этого же сборника. Семантический диссонанс, создаваемый в стихотворении одним-единственным словом "голова", сам Кьезо приводил как образец своего поэтического стиля.

Мне теперь глубоко
безразличны ваши речи
и ваши глаза,
ваши нежные, теплые плечи,
ваши волосы и голова.

Но в память о всем, что было,
слезу на письмо уроня,
прошу вас: за все простите,
за все простите меня.

СТ 11. 5. 1977

Бойто Кьезо. Письмо к Соланж Бра от 30 мая 73 г. (Переписка – № 48)

Самое прикольное в этом письме – упоминание о том, что С. Бра целый час стояла в очереди в магазине. Хотя Параграф был довольно развитым капиталистическим государством, видимо, рецидивы дефицитной экономики случались и там.

Дорогая Соланж!

Мне очень не хотелось писать тебе это письмо, но я больше не могу молчать. В апреле я однажды увидел тебя в магазине и наблюдал за тобой весь час, пока ты стояла в очереди. С тех пор прошло больше месяца, а мне кажется, что это было только вчера, и мне хочется увидеть тебя, услышать твой голос, ощутить аромат твоего тела. Я думал, что моя любовь умерла, но, оказывается, она только дремала и теперь опять пробудилась с огромной силой. Я стал другим за эти два года, Соланж. Может, и твое чувство еще живо?
Бойто.


СТ 17. 5. 1977

Соланж Бра. Письмо к Бойто Кьезо от 3 июня 73 г. (Переписка – № 49)

Манипуляторша Бра изобразила прекрасную невинную жертву в стесненных обстоятельствах: я так страдала, уже поздно, “я больше никого не люблю”, но – “нет денег”, так уж и быть, приходи.

Милый Бойто!

Спасибо за твое письмо. Как жаль, что ты не написал его раньше! Тогда я так убивалась и страдала, но теперь все мне безразлично. Я больше никого не люблю, а вернуться к тебе мне будет вдвойне больно.
У меня нет денег, Эдна простужена, я должна до конца года работать – что делать не знаю. Во мне самой просыпается старая болезнь.
Соланж.


НГ 17. 5. 1977

Бойто Кьезо. Письмо к Соланж Бра от 6 июня 73 г. (Переписка – № 50)

Дорогая Соланж!

Я не могу поверить, что все кончено. Ты просто очень устала, любимая.
Милая Соланж, мы можем быть счастливы с тобой. Ты отдохнешь, а потом мы вместе с Эдной поедем куда-нибудь, куда ты захочешь. Соланж, я прошу тебя, не надо поддаваться всяким мрачным чувствам. Я люблю тебя. Мы обязательно будем счастливы вместе.
Напиши мне.


СТ 17. 5. 1977

Эжен Укол. Письмо к Бойто Кьезо от 7 июня 73 г.

На этот раз Бра принесла себя в жертву другой болезни, окончательно приперев Кьезо к стенке. Некий доктор Укол охотно взял на себя функцию шантажа.

Господин Кьезо!

Мне очень горестно сообщать Вам. Что Ваша супруга сейчас не в состоянии ответить на Ваше письмо. Два дня назад она была в крайне тяжелом состоянии доставлена в мою больницу. У госпожи Соланж Бра туберкулез, который мы все же надеемся вылечить. Но у нее абсолютно нет денег, чтобы заплатить за лечение. Если Вы в состоянии помочь своей жене, то сделайте это. В противном случае, мы, конечно, продолжим лечить госпожу Бра, но как она будет расплачиваться с долгами, не знаю. Ваша очаровательная дочка временно живет у меня.
С уважением, доктор Эжен Укол.


НГ 17. 5. 1977

Бойто Кьезо. Письмо к Соланж Бра от 20 июня 73 г. (Переписка – № 59)

Лечение Кьезо оплатил, а Эдну привез к себе домой.

Милая Соланж!

Мы очень рады тому, что ты скоро будешь здорова. Мы тебя с нетерпением ждем.
Любимая, я прошу тебя простить меня за все страдания, которые я тебе причинил. Я теперь стал гораздо умней и понял, что мне нужна только твоя любовь. Я люблю тебя и хочу, чтобы ты всегда была рядом, моя Соланж.
Можно мне оставить Эдну у себя и ждать тебя там же? Или я должен отвезти ее к тебе?
Бойто.


СТ 19. 5. 1977

Из интервью Бойто Кьезо

Интервью напечатано в небольшой книжечке вместе с интервью Изабеллы Роуст (см. выше). По опросу общественного мнения Кьезо был признан лучшим современным поэтом, а Роуст – прозаиком.

Вопрос: Как вы отнеслись к признанию Вас лучшим современным поэтом?
Ответ: Как к вещи, которая непременно должна была произойти.
В.: Как Вы относитесь к поэзии Т. Флора?
О.: Отрицательно. Он меня когда-то облаял.
<…>
В.: Какие свои стихи Вы считаете лучшими?
О.: “Небо”, “Она пришла”, “Море”, “Хочется стать нежней” и “Наплевать”. Но в целом у меня все стихи хорошие.
<…>
В.: Ваши нынешние отношения с С. Бра?
О.: Довольно хорошие.
В.: Пишете ли Вы сейчас что-нибудь?
О.: Нет.

НГ (вопросы), СТ 18. 5. 1977

Соланж Бра. Письмо к Бойто Кьезо от 25 июля 73 г. (Переписка – № 60)

Письма Бра из больницы выразительно живописали ее страдания. Напр.: “Сейчас опять будет переливание крови – какой это ужас! Все вены исколоты; пока нащупают иглой здоровую вену… Руками шевелить больно” (8 июля 73 г., № 56). Однако за месяц ее страшный туберкулез вылечили.

Милый Бойто!

Я готова вернуться к тебе, но боюсь, что все начнется по-старому. Твои вспышки любви пылки, но кратковременны. Но пока они не погасли, я хочу быть с тобой. Лечение немного затянулось. Меня выпишут только в начале августа. Лучше заходи ко мне сам, а то писать мне еще трудно.
Соланж.


НГ 18. 5. 1977

Бойто Кьезо. Письмо к Соланж Бра от 5 февраля 74 г. (Переписка – № 70)

Выписавшись из больницы, Бра вернулась к мужу, а в сентябре 73 г. (ей 22 года) поступила в Грамматиканский университет на факультет искусств. Она направилась туда учиться цветной живописи (все ее предыдущие картины нарисованы простым карандашом) у крупнейшего колориста этого периода грамматиканского художника Тире де Фиса. С другой стороны, за этим нельзя не увидеть все то же стремление находиться от Кьезо подальше, продолжая жить на его содержании.

Дорогая Соланж!

Как-то быстро пролетел январь, ты уже далеко, и я опять один. За два с половиной года мы пробыли вместе: в прошлом году половину августа, и в этом – чуть больше половины января. А я хочу, чтобы ты всегда была рядом, любимая. Когда ты кончишь эту учебу, я больше никогда не расстанусь с тобой, моя Соланж.
Мы здоровы. Живем неплохо. Как ты?
Пиши. Бойто.


СТ 22. 5. 1977

Бойто Кьезо. Письмо к Соланж Бра от 16 мая 74 г. (Переписка – № 78)

Совместную жизнь Кьезо с 3-летней дочерью описала Элиза Гренель в первой главе незаконченного романа “Не такая, как все” (см. выпуск КСА, посвященный Эдне Бра). Просветленный любовью, Кьезо несколько месяцев хранит верность отсутствующей супруге.

Дорогая Соланж!

Я не хотел тебя расстраивать, но поладить с Эдной мы никак не можем. Она вредничает и, хотя я люблю ее, мне надоело с ней возиться. Наверное, просто мы устали джруг от друга и с нами нет тебя. Что меня поражает – это мой первый март без женщины. Начиная с пятнадцати лет это у меня – впервые!
Как ты? Пиши.
Твой Бойто.


СТ 22. 5. 1977

Бойто Кьезо. Опять Америка

Отправив Эдну в пансионат, Кьезо отправился во второй раз в Америку – заключить договор о постановке там своей пьесы, ну и заодно развеяться.
Из сборника “Опять Америка” (75 г.).

Опять Америка.
Опять истерика
слева. Опять разврат
справа. Опять я рад
вам, девочки.
Опять хочу
испить горелочки.
Все так, как было в прошлый раз.
Америка не изменилась. Да-с.


СТ 23. 5. 1977

Бойто Кьезо. Я – доволен!

Из этого же сборника.

Я сегодня всем доволен!
Я богат, и будь я мот,
то кидался б с колоколен
золотом прямо в народ!

Та одна, что мне необходима,
рядом – я могу ее обнять.
Пусть проходят шлюхи мимо –
на них теперь мне наплевать!

Пусть другие жизнь ругают,
гневом давятся своим;
лично я вполне доволен –
я богат, люблю, любим!

СТ 23. 5. 1977

Бойто Кьезо. За бортом звездолета…

Наряду с предыдущим стихотворением в сборник “Опять Америка” включены два текста, выражающих иное состояние. Об этом автор написал в послесловии: “Этот сборник выражает мой внутренний конфликт. Что с чем конфликтует – разбирайтесь сами. Что касается эстетической стороны сборника, то тут я по-прежнему на высоте. Бойто Кьезо”.

За бортом звездолета – тьма.
Наш звездолет – тюрьма.

Тюрьма, как и все прочее.
Хочу в вечные ночи я.

Вечная ночь – свобода.
В свободе ее природа.

Там хоть темно, да вольно.
Все надоело. Довольно!

СТ 23. 5. 1977

Бойто Кьезо. Клятва

Из этого же сборника.

Никто никогда не узнает,
что у меня на уме.

Любой пусть свой ум изощряет –
все равно ничего не узнает!

Я злиться могу, страдать,
гореть в страстей огне –

отныне вам не узнать,
что происходит во мне.

СТ 23. 5. 1977

Бойто Кьезо. Письмо к Соланж Бра от 5 мая 75 г. (Переписка – № 92)

Причина перепада настроения – не загадка. Перед самым отъездом в Америку из посторонних, но неопровержимых источников Кьезо узнал, что с самой зимы Бра в Грамматике изменяла ему с художником Дени Леем, имеющим абсолютно одиозную репутацию в культурном мире.

Соланж!

Перед самым отъездом я узнал, что ты совсем не скучала без меня.
Откровенно говоря, я не ожидал этого от тебя. Последнее время, почти два года, ты была для меня идеалом женщины, чуть ли не богиней. Оказалось, что ты такая же, как и все. Ну, тогда ты не можешь требовать от меня больше, чем другие женщины. С Леем я еще посчитаюсь. Меньше всего я ожидал, что изменишь мне именно с ним. Ладно, о вкусах не спорят. Желаю тебе успешно сдать философию.
Пиши. Бойто.


СТ 23. 5. 1977

Соланж Бра. Письмо к Бойто Кьезо от 12 мая 75 г. (Переписка – № 93)

Когда Соланж писала ответ, она еще не знала, что беременна во второй раз – от Кьезо, приезжавшего к ней на каникулы (физиологическое правдоподобие мы тут не соблюли. Да и толком ничего в этом не понимали). После разрыва, в декабре она родила дочь Аду, которая, как и Эдна, получила фамилию “Бра”, а не “Кьезо”.

Бойто, мой милый, любимый, единственный!

Спасибо тебе за то, что ты оказался выше мужей из дешевых мелодрам с и разбитыми сердцами и идеалами! Мы обменялись любезностями. Я тоже когда-то считала тебя идеальным мужчиной, почти богом, и тоже была разочарована, ведь мы оказались всего только людьми. Ты разбудил во мне женщину, и мне тоже было интересно не ограничиваться одними устрицами, даже если это деликатес. Правда ведь?
Твоя Соланж.


НГ 23. 5. 1977

Бойто Кьезо. Да я люблю

Из сборника “Тоска” (75 г.).

Да, я люблю! Не скрываю
Этого от тебя.
Да, я пока страдаю.
Да, я терзаю себя.

Но можешь не сомневаться:
О любви я смогу написать.
Сумела ты насмеяться,
Сумею и я осмеять.

Представлю любовь нашу в виде
Таком, что лишь хохотать.
На нанесенной обиде
Сумею я фарс сыграть.

Себя пусть я этим случаем
В глазах людских уроню,
Но мыслей ежом колючим
Любовь к тебе изгоню.

Представлю на осмеяние
Всю нашу боль и кровь,
Ценой стыда и страдания
Сумею убить любовь!

СТ 25. 5. 1977

Бойто Кьезо. Тоска

Из этого же сборника.

Тоска, которая зеленая.
Сижу и страдаю.
Сердце, любовью спаленное,
В бутылки с вином кидаю
И смотрю, как идут пузырьки.
Все мои мысли горьки.
Со шлюхой что ль переспать?
На сердце совсем погано.
Как это все назвать?
- Невыполнение плана
По уничтожению любви.

СТ 25. 5. 1977

Бойто Кьезо. Кладбище

Их этого же сборника.

Ржавый гвоздь
о мокрый гроб скрипит.
Серый дождь
уныло моросит.
Глухо падает земля
на крышку гроба.
Чтоб самому туда
случайно не сыграть –
гляди в оба.


СТ 25. 5. 1977

Бойто Кьезо. Все пройдет

Из сборника "Все пройдет" (75 г.).

Все пройдет.
Пройдет любовь, страдание.
Все умрет.
Мне впредь не ревновать.
И когда-нибудь скажу я грустно:
“Молодым мне больше не бывать.
Откипела, отбурлила молодость.
Пролетели лучшие деньки.
Не стихи теперь писать, а мемуары,
Так, как пишут их другие старики”.

Да, пока я молод.
Но бесспорно:
Лучшее давно уж позади.
И уже не гром страстей кипучих –
Эхо пережитого в груди.
Охладили годы мое сердце,
Остудили молодую кровь.
И теперь уже я не способен
На чистую, высокую любовь.
Что ж, пусть так.
Ведь так, наверно, лучше:
Не грустить и не ревновать.
Но почему-то все же жалко
Тех дней, когда я мог страдать.
Может, поумнел я – сам не знаю;
Но спокойный, грустный вечерок
Я теперь уже не променяю
На вино, на женщин, на порок.
Все пройдет, исчезнет, как листочек
В ярком, пожирающем огне,
И когда умру я, то не вспомнят
О моих стихах и обо мне.

СТ 27. 5. 1977

Бойто Кьезо. Незнакомка: Поэма

Вышла отдельной книгой с послесловием: “Заранее соглашаюсь с критиками, что поэма мне не удалась. Это, как и пьеса, не мой жанр. Больше у меня не будет ни пьес, ни поэм”.

Ты спокойно стоишь,
Улыбаясь рассеянно.
Ты в фонтан глядишь.
Ветер платье задрал.
Ты стоишь средь дорожки,
И тебя все обходят,
С одобрением глядя на ножки.
Я тоже их одобряю.
Ты вообще сильно нравишься мне.
Подходить же к тебе не хочу:
Ты как будто в другой стране.
У тебя – любовь и веселье.
У меня – страданье и боль.
У меня – возрождающий
И губительный алкоголь.
Если бы лет пять назад
Повстречалась бы ты со мной,
То, наверное, мы б полюбили
Друг друга, и ты
Стала б моей женой.
А теперь слишком поздно:
Время счастья прошло.
Моя птица судьбы пропела,
И все дорогое ушло.
Я не нахожу успокоенья.
Не спасет религия, моленья –
Умер бог, а в душе лишь черти.
Я, когда-то лихой забияка,
Чаще, чаще стал думать о смерти.

Ты спокойно стоишь.
Ветер смех твой унес.
Мы не встретились раньше –
Обидно до слез.

СТ 31. 5. 1977

Бойто Кьезо. Море

Из сборника "Море" (76 г.).

Море гремит и плещет.
Волны бьются о камни.
Скала обмытая блещет
И отражает солнце.

Песчинки спокойно
Смотрят в воду.
Нет, не люблю я
Такую погоду.

Хочу, чтоб шторм, чтобы буря!
Чтобы все вокруг ревело!
Хочу, чтобы все гремело,

Камни швыряя
Далеко на песок,
В сердце вонзая
Скалы кусок.

Хочу, чтобы море вдруг крутануло,
Чтобы оно у меня внутри
Все, все перевернуло!

Чтоб стало ясно,
Что все обман,
Пусть будут буря
И ураган!

СТ 9. 6. 1977

Бойто Кьезо. Я стою…

Из этого же сборника.

Я стою
ногой на шифоньере.
Все вокруг
в двойном размере.
Все качаются
и обнимаются.
Хочу вторую ногу
поставить на диван.
Все качается.
Ясно, что я пьян.
Это хорошо.
Даже очень.
Мне это нравится.
Ведь когда пьян,
то все куда-то
отодвигается
и забывается.
А это хорошо,
даже очень.

СТ 9. 6. 1977

Бойто Кьезо. Подлец

Из “большой” литературы на Кьезо, несомненно, сильно повлиял С. Есенин – в формировании имиджа и в отдельных текстах, особенно в приводимой поэме.

Когда луна сонно моргает
На ночном небесном лице,
Ко мне в душу кто-то темный влезает
И рассказывает о подлеце.
“Этот подлец, – бормочет он, –
Родился средь южный полей.
Он жизнь свою стремился
Прожить как можно веселей.
И этого он добился:
Он вволю всегда веселился,
Горел в наслаждений огне,
Оргиями и стихами прославился
Во всей стране.
Он с женщинами удачлив был,
С удовольствием причинял им страданья,
А ту одну, которую любил,
Собутыльникам представил на осмеянье”.
Мне ясно – это все не про меня,
Но отчего мне так тоскливо и плохо?
Я кричу: “Убирайся отсюда!
У меня сейчас для сна эпоха!”
Он молчит и лишь ухмыляется.
И вот опять его рот открывается:
“Этот подлец теперь много пьет –
Он устал играть в благородство.
С вином и женщинами доходит он
До последней ступени скотства.
Он нашел сейчас новые забавы:
Несовершеннолетних и наркотики,
И теперь ни один его день
Не обходится без эротики.
Во всех порядочных людях земли
Вызывает он омерзенье,
А той, которую любит он,
Внушает одно презренье”.
“Нет, нет, это не я!
Убирайся отсюда прочь!”
Он уходит, оскалясь,
А на другую ночь,
Возвратясь, начинает все сначала,
Уставив в меня взгляд свой злой.
А я не могу с ним бороться –
Не могу бороться сам с собой!

СТ 13. 6. 1977

Бином Перестановкин. О поэме Б. Кьезо “Подлец”

Б. Перестановкин (48-89) – авторитетный сельмландский литературный критик. Приводимая заметка помещена в сборнике “Критики о поэме Б. Кьезо “Подлец”.

Вторая лирическая поэма Кьезо очень живо воскрешает сомнения человека, распрощавшегося со своей молодостью в душной атмосфере публичных домов и алкоголя. Появление некоего Кто-то своеобразно показывает поэта наедине с самим собой. Он напрасно пытается отвернуться от голоса совести, которая выносит ему жестокий приговор, поставленный в заглавие поэмы.

НГ 13. 6. 1977

Антонио Крадюп. О поэме Б. Кьезо “Подлец”

Об авторе – см. преамбулу к пьесе Кьезо “Неудавшаяся любовь молодого повесы”. Заметка из сборника “Критики о поэме Б. Кьезо “Подлец”.

Поэма отражает сомнения человека, который понял низменность женской любви. Кьезо пока не пришел к верному выводу, но, наверное, в ближайшем будущем поймет кого надо любить.

СТ 13. 6. 1977

Шибкий Знаток. О поэме Б. Кьезо “Подлец”

Ш. Знаток (44-84) – желтопрессный сельмландский журналист, имевший обыкновение все литературные, политические и прочие новости объяснять своими произвольными домыслами сугубо сексуального толка. Интерпретация отношений Кьезо и Бра долгое время занимала в его “обзорах” значительное место. Заметка из вышеназванного сборника.

Все ясно! Кьезо без пяти минут импотент, вот он и ругает в этой поэме себя за то, что допустил такое. Я всегда говорил, что все беды из-за женщин. Это он из-за Бра импотентом стал!

СТ 13. 6. 1977

Джеймс Шервин. О поэме Б. Кьезо “Подлец”

Дж. Шервин (54-104) – параграфянский журналист. Через 25 лет, в 101 году стал третьим мужем Соланж Бра. Заметка из вышеназванного сборника.

Поэма, конечно, неплоха, и Кьезо весьма самокритичен в ней. Но зря он делает из мухи слона. У каждого есть свои недостатки и нечего устраивать из них трагедию.

СТ 13. 6. 1977

Бойто Кьезо. Дневник

Дневник Кьезо был издан после его смерти в 6-ти томах. В нем упоминаются: Говард Томсон – приятель и собутыльник Кьезо; Эмма Раунтри (р. 61) – любовница Кьезо; Дени Лей (49-107) – сельмландский художник, в 70-м году – герой скандального процесса о растлении несовершеннолетних школьниц, у которых он преподавал рисование, в 73-75 гг. – любовник С. Бра; Антонио Авиньон (42-63) – выдающийся сельмландский поэт; “Раздел” – популярнейший в Параграфе ночной клуб, открытый в 72 году, в оформлении которого принимали участие С. Бра, Д. Лей и сюрреалист Рене Мазюк.

3 мая 76

Голова болит! Почему она болит каждый раз после выпивки? Ведь я уже привычный. Странно. Наверное, слишком мало пью, вот она и болит, от непривычки пить мало. Сегодня вообще пить буду по страшному.

12 мая

Куда сегодня податься? Говард говорил, что где-то на Национальном проспекте есть балетная школа, и руководители за начинающих балерин не беспокоятся, хотя и берут недешево. Съездить, что ли?

21 мая

Вот уже десять дней в балетную школу езжу. Девочкам по 14-15 лет, а они – просто чудо. Уже, наверное, сотню просадил. Надо бросать, а то полиция этой школой уже заинтересовалась. А у меня нет желания повторять случай Лея.

29 мая

Сегодня одна из балерин – Эмма Раунтри – пришла ко мне и попыталась меня шантажировать! Сказала, что я ее растлил и все такое. Родителей у нее нет, живет у тети – так она сказала. Я решил ее пока к себе взять, пусть у меня поживет.

4 июня

Нет, наркотики явно лучше вина. Как жалко, что я не привез из Америки, теперь не пришлось бы с таким трудом доставать. Я научил потреблять их Эмму.

18 июня

Эмма все еще живет у меня. Но чувствую, что уже выдыхаюсь, не могу больше пить, запойный период явно кончается.

23 июня

Сегодня, впервые за два последних месяца я абсолютно трезв. И опять в голову все не то лезет: мой образ жизни и Соланж. Жизнь собачья! Когда пью – плохо, голова болит, здоровье портится, и сам все ниже опускаюсь; а когда пью – еще хуже, все время с собой спорю. Так ведь и с ума сойти недолго!

1 июля

Неделю назад я был трезвый и опять наводил критику. Отвез Эмму домой. Сегодня поеду за ней, возьму назад. Я заметил, что когда у меня есть постоянная женщина, я гораздо меньше пью.

14 июля

Вчера я узнал, что Эдна терялась, и ее искали три месяца. А Соланж мне ничего не сообщила. Она, наверное, считает меня неспособным на отцовские чувства. Ну, мне от этого не хуже.

27 июля

Сколько времени человек может любить одну и ту же женщину? Какой-то старик любил одну женщину с 42 до 67 лет. 25 лет! Ужас! Будем надеяться, что у меня не такой тяжелый случай.

8 августа

Сегодня заплатил 1 тыс. фертингов штрафа за дебош в “Разделе”. Если бы не так дорого, я бы каждую неделю такие дебоши устраивал. Здорово интересно! Да и вообще, молодость скоро пройдет, вот и будет о чем вспомнить. Пока не поздно, надо все перепробовать.

21 августа

Вчера Эмма вдруг вздумала меня ревновать. Она забыла: “Что дозволено Юпитеру, то не дозволено быку”. Требовать от меня постоянства! Она – не Соланж. Примерно так я ей и ответил. Она обиделась и собралась домой. Пусть собирается, все равно останется. За всю свою жизнь я встречал только одну женщину, которая добровольно могла расстаться с богатым человеком совершенно бескорыстно. Эмма явно не такая.

7 сентября

Эмма, конечно, осталась. Сегодня будем торжественно отмечать ее шестнадцатилетие (если ей верить; по-моему, ей исполняется пятнадцать, а не шестнадцать). Повезу ее в “Раздел”.

18 сентября

Если бы я не был так труслив, то давно покончил бы жизнь самоубийством. Надоело мне все. И сам себе больше всего надоел. Вместо того, чтобы сразу все кончить, я пью, развратничаю… Ведь это тоже самоубийство, только очень растянутое. Как бы все-таки выжить?

27 сентября

Я решил обязательно развестись с Соланж. Во-первых, я сам буду знать, что все кончено навесгда, и тогда, наверное, полегчает; во-вторых, смогу опять жениться, и тогда, может, остепенюсь и брошу разгульную жизнь. Сплошная выгода!

5 октября

Написал Соланж. Теперь остается ждать ответа. Хочется, чтобы она согласилась, и хочется, чтобы отказалась. Если согласится, то так, наверное, будет лучше для нас обоих, хотя мне будет хуже, чем ей.

7 октября

Она спрашивает, хочу ли я снова жениться. Если отвечу, что хочу, то согласится, должно быть. Отвечу лучше так, чтобы она не поняла, чего я хочу. В ближайшие три месяца я жениться не собираюсь. Да и женюсь ли потом – неизвестно. Может, все-таки решусь на более верный поступок.

15 октября

Соланж разрешили принять шаблондское подданство. Через три недели я буду свободен.

3 ноября

С сегодняшнего дня я холост, как 6 лет назад. Только вот, к сожалению, я не такой, какой был 6 лет назад.

12 ноября

Отправил Соланж 12 тыс. Теперь можно о ней не думать до конца следующего года. Хорошо бы было, если бы я смог о ней не думать. Жалко все-таки, что она меня не любит. Ну ладно, ничего не поделаешь.

28 ноября

Сейчас поеду к Говарду, а потом вместе поедем за город. Возьму Эмму и еще трех шлюшек. Хорошо быть холостяком! Вот выпил и кажется, что не было последних шести лет. Мне опять девятнадцать лет: хорошо!

12 декабря

А может, зря я настаивал на разводе? Почему-то легче не стало, а наоборот. Как у Авиньона:

Память о ней вызывает раздумья.
Погасла любви звезда.
Сам я в порыве слепого безумья
Ее погасил навсегда.

Надо бы мне что-нибудь написать, а то уже полгода у меня ни строчки нет.

21 декабря

Надоела мне Эмма. Надо бы ее домой отправить, да боюсь, что потом она мне опять понадобится – придется за ней ехать, унижаться. Скоро эти настроения пройдут. А если не пройдут, придется возобновлять запас наркотиков.

30 декабря

Новый Год! Можно сказать, что я счастлив! Я холост и богат! Никогда не женюсь и никогда не обнищаю. Из принципа! Пишу в ресторане. Пора требовать счет и ехать к Говарду, а от него – в “Раздел”. Ну, сегодня я нагуляюсь!

17 января 77 г.

Наконец я кончил встречать Новый Год. Опять голова болит! Эмма второй месяц довольная ходит – рада, что я развелся. Она что, воображает, что я на ней женюсь? Я лучше теперь вообще жениться не буду. Завтра надо взять денег и съездить за морфием. Марихуана уже есть.

28 января

Заключил договора о своей пьесе. Пьеса – дрянь, а уже 30 тыс. с нее получил. Если бы мне деньги нужны были, стал бы драматургом.

13 февраля

Я решил больше не издавать сборников и не заключать договоров о своих книгах. И тратить теперь буду как можно больше. Пусть деньги кончатся, тогда, может, смелей стану. Конечно, если у меня денег не будет, тогда Соланж с девочками тяжело придется. Да ладно, в случае чего опять замуж выйдет. Такая художница, как она, деньги может достать.

24 февраля

Кто-то донес на меня. Вчера был в полиции по поводу Эммы. Предложили выбирать: или жениться на ней, или год тюрьмы. Эмма – за первое, меня не устраивает ни то, ни другое.

1 марта

На Эмме не женился, вместо года тюрьмы заплатил 10 тыс. штрафа. И до 78-го года могу “продолжать сожительство с несовершеннолетней”, как сказал один полицейский чиновник. Ну и продолжу!

17 марта

Надоели мне эти оргии. Каждую ночь одно и то же. Другое дело, когда колешься. Поддашь немного, а потом в голове целый день ни одной мысли. Эмма относится к этому моему хобби с пониманием, но сама не пользуется наркотиками.

1 апреля

Положил по 5 тыс. на имя девочек, чтобы они получили их, когда станут совершеннолетними. Может, положить 5 тыс. на имя Соланж, чтобы она получила их с достижением пенсионного возраста? Правильно, так и сделаю. Эмме ничего не оставлю, хоть она будет искренне жалеть о моей смерти. Если я умру, то обо мне многие будут жалеть – все те, кто пользуется моими подачками. Говард, Соланж и множество других. Эмма, пожалуй, одна будет не из-за денег жалеть. А, хотя и она – шлюха! Ну и черт с ними со всеми.

13 апреля

Если я когда-нибудь соберусь кончить жизнь самоубийством, то надо сделать так, чтобы думали, что это просто несчастный случай. Иначе нет смысла умирать!

27 апреля

Что мне в Эмме нравится – так это то, что она не лезет ко мне, когда я не в духе, но чувствует, когда она мне нужна. Я заметил, что она очень неглупа.

10 мая

Почему я никак не могу с этой любовью разделаться? Воли у меня, наверное, мало. Ну и дурной же характер: когда можно влюбиться, то ни за что не влюблюсь, а когда нельзя – обязательно буду безумно любить. Из-за этой чертовой любви у меня неприятностей хватает.

21 мая

В моем организме чувствую подозрительные симптомы. Как-нибудь надо показаться врачу и обследоваться.

8 июня

Ура! Денег осталось только до конца года. Еще ни разу не был бедным. Теперь, наконец, попробую, как это выглядит. Если продолжать так же, как я сейчас живу, то денег даже до конца года не хватит. Это хорошо.

19 июня

Может, и вправду жениться?

27 июня

Был у врача. Два полезных вывода о моем здоровье: во-первых. Приближается половое бессилие; во-вторых, без специального курса лечения бросить потреблять наркотики я уже не смогу. Значит, придется воздерживаться и лечиться.

10 июля

Закончил работу над новым сборником. На днях отнесу его в издательство. Если продать его еще в Сельмландию и Шаблондию, то я получу за него 10 тыс. Как-никак в этом месяце надо зайти в посольство Грамматики и предложить все мои сборники, поэмы и интервью за 40 тыс. Должны согласиться – тогда у меня будет 50 тыс. фертингов.

СТ июнь 1977

Бойто Кьезо. В ресторане

Из сборника “Ресторанные стихи” (июль 77 г.). Это стихотворение переводилось в континенте Америка поэтом Барракодо Чепухайладаро.

Грохот джаза.
Певец визжит
так, что люстра
вверху дрожит.
За ним другой,
авансом окрыленный,
хрипит мне о
любви неразделенной.


Чтоб он ее не касался
грязными лапами,
чтоб меня не мучили
яркими лампами –
одной бутылкой – по микрофону,
другую – о ближайшую колонну.

Ого, как люстра на пол полетела!
Вот это совсем другое дело!


СТ 20. 6. 1977

Бойто Кьезо. Если кто-то считает…

Из того же сборника

Если кто-то считает,
что мне одиноко –
ничего он не знает!
Мне не одиноко!
У меня есть приятель –
в трех лицах един –
и помочь мне может
лишь он один.
Когда мне плохо,
прибегаю к нему.
Одна только кроха,
и все ни к чему.
У меня есть приятель –
в трех лицах един:
опиум, морфий и героин.

СТ 20. 6. 1977

Шибкий Знаток. Самоубийство или несчастный случай?

Заметка помещена в 22-м выпуске альманаха Ш. Знатока “Ассаргадон”. Кьезо осуществил уход из жизни в соответствии с дневниковой записью от 13 апреля 77 г.

14 июля 77 года в своей квартире был найден мертвым известный параграфянский поэт Бойто Кьезо. Вскрытие показало, что смерть наступила в результатае принятия слишком большой дозы наркотика. Возможно, это было результатом роковой ошибки, а возможно – результатом злого умысла Б. Кьезо. Факт свободного потребления наркотиков в Параграфе говорит сам за себя и мы не будем комментировать этот случай, тем более. Что характер Б. Кьезо всем известен.

СТ 21. 6. 1977

Эмма Раунтри. Бойто Кьезо – последний год жизни

После смерти Кьезо Раунтри занялась музыкой, писала песни и выступала в ансамблях “Убийцы” (Сельмландия, 79-80), “Эрдив” (Шаблондия, 81-83), “Антихрист” (параграф, 85-88), “Корона” (Паргараф, 88-89). Со временем она превратилась в самую красивую и самую популярную женщину Сельмландской эпохи: практически все мало-мальски известные мужчины эпохи считали своим долгом числиться в списке ее любовников (к 118 году этот список насчитывал 46 человек). Ей посвящены многочисленные стихи, песни (даже целые концерты), приветственные речи, роман Билла Хаммера “Горный вечер” (114 г.) (см. посвященный ей выпуск КСА).
Ее воспоминания о Кьезо вышли отдельной книгой в сентябре 77 г.

Я познакомилась с Б. Кьезо в мае 76 года. В это время я училась в балетной школе, которая была скорей ночным клубом, чем школой. Бойто произвел на меня огромное впечатление. Я решила сойтись с ним ближе и поэтому предприняла отчаянный шаг. 29 мая я пришла к Бойто и сказала, что раз он сделал меня женщиной, то он же должен позаботиться обо мне. Я с детства была красива и моя смелость вместе с внешностью пленили Бойто. С этого дня я жила у него до самой смерти.

Бойто, когда был трезвым, всегда выглядел немного усталым и грустным. Он уже был измучен десятилетним разгулом и страдал из-за неудачной попытки создания семьи. Он был подвержен приступам необъяснимой тоски и однажды, во время такого приступа, оскорбил меня и отвез домой. Но уже через неделю он понял, что я ему необходима и, приехав ко мне, извинился и попросил вернуться. Я согласилась и больше мы не расставались с ним.

Бойто иногда для поддержания духа и тела употреблял наркотики. Он научил и меня пользоваться ими, но я не любила этого и старалась удерживать от них Бойто. Неспособность Бойто быть верным одной женщине особенно проявилась в этот последний год. Как-то мы с ним ссорились на этой почве, но потом я перестала обращать внимание. Настоящая любовь великодушна и может простить случайные измены. Если любишь, то не расстанешься с любимым, пока он любит тебя, а Бойто любил меня.

Когда, наконец, мы твердо убедились, что любим друг друга, то мы решили пожениться. Бойто развелся с Бра, которая всю жизнь причиняла ему одни страдания, и мы хотели сыграть свадьбу, как только мне исполнится шестнадцать лет. В июне состояние здоровья Бойто резко ухудшилось, поэтому он стал жить спокойно и много работать. У нас было уже много денег, мы хотели и могли жить счастливо и тихо, но 14 июля произошла эта роковая ошибка. Бойто не стало.

СТ 22. 6. 1977

Говард Томсон. Воспоминания о Бойто Кьезо

Автор этих заметок, вошедших в 3-й том составленного Т. Флором издания “Бойто Кьезо в воспоминаниях современников”, известен только как соучастник загулов Кьезо. Это единственный написанный им текст.

Довольно долго я был довольно близко знаком с Кьезо. Что можно сказать о нем? Говорят, что он любил женщин, вино и наркотики. Все это так. Но больше весго он любил деньги. Никакого таланта у него не было и в помине. Просто он набил руку на стихах, сообразив, что на этом легко заработать. Он был очень скуп, но, опасаясь, что кто-нибудь узнает об этом, тратил деньги направо и налево, при этом обливаясь в душе кровью. По-настоящему любить что-либо, кроме денег, он был не способен. С Бра он порвал лишь потому, что на нее ему приходилось тратить слишком много денег. С Раунтри же он был близок только оттого что она была неприхотлива и не требовала больших расходов. Корысть играла главную роль и в его отношениях с другими женщинами.

Развратник, наркоман и мошенник – вот кем был Бойто Кьезо.

СТ 22. 10. 1977

Эмилия Льюис. Воспоминания

30 окт 2015

Копирование запрещено! Почему?
Получить ссылки на эту страницу.

Появились вопросы, замечания, дополнения? Пожалуйста, напишите комментарий:
Ваше имя
Комментарий
Длина текста:
введите число с картинки
Правила прочитал(а)



См. также:

Далее в разделе Интересное: Джек Пирс

Какой раздел сайта тебе нравится больше?
Пожалуйста, выскажи своё мнение, какую тематику стоит развивать.

Голосование запущено 25 мая 2015, приняли участие 22 человека.



Нам пишут:
16 июн 2017
олег: хочу перстень гранат в серебре с бриллиантами . подходит ли для скорпиона.Или с нейтральными ... (к статье 'Камни и зодиак')

03 мар 2017
Александр: Турмалин хамелеонит оливкового цвета при повороте камня меняет оттенки от бесцветного до почти ... (к статье 'Турмалин')

10 фев 2017
татьяна: Интересует при нагревании, какой запах источае оливин? (к статье 'Оливин')

18 янв 2016
Святослав: Чего только не начитаешся, пока ищешь, где из булыжника сделать геометрическую фигуру) (к статье 'Огранка')


Сейчас читают: десса рассказ военного, как огранить кварц, родонит и агат совместимость, огранка камней в домашних условиях, как вернуть топазу голубой цвет